Много шума из ВТО

KMO_127165_00028_1_t206   Томительное ожидание Непоследовательность в проведении экономической политики и неспособность довести до конца начатые реформы — одна из основных претензий в адрес российских властей. Вступление России в ВТО — редкое, если не сказать единственное, исключение. Успешному завершению переговоров не смогло помешать ни яростное сопротивление "патриотически" настроенных бизнесменов и экспертов, ни публично высказываемые Владимиром Путиным сомнения в целесообразности присоединения.
  Не смогли помешать, но затянули: заявку на присоединение к Генеральному соглашению о тарифах и торговле (как тогда называлась нынешняя ВТО) Россия подала еще в 1993 году. И вот спустя 19 лет Россия вползает в ВТО: 3 июля Госдума ратифицирует соглашение о присоединении, спустя 30 дней Россия станет полноправным членом организации.
  Ради ВТО потребовалось значительно изменить российское законодательство. Но не стоит это воспринимать однобоко — только как вынужденную необходимость привести нормативно-правовые акты в согласие с требованиями организации. Реформа законодательства, вызванная подготовкой к вступлению в организацию, позволила заполнить целые бреши в отечественной юриспруденции. Например, были приняты законы о технических регламентах и коммерческой тайне.
  Серьезно усовершенствованы десятки законодательных актов: принят в новой редакции Таможенный кодекс, одобрены новые варианты законов о внешнеторговой деятельности, валютном регулировании и контроле, товарных знаках, патентах и авторских правах. Эти изменения упростили внешнеторговую деятельность и проведение валютных операций, а также позволили начать унификацию российских и мировых стандартов торговли и предоставления услуг. Вполне естественно, раз мы живем на одной планете, но вряд ли это было бы сделано так быстро, если бы не требования ВТО.
  Говоря о серьезных уступках, на которые пошла Россия при вступлении в ВТО, в первую очередь имеют в виду снижение пошлин на импортную продукцию. После присоединения к организации средние юридически обязательные максимальные пошлины снизятся с нынешних 10% до 7,8%. Средние максимальные пошлины на промышленные товары уменьшатся с 9,5% до 7,3%, на сельхозтовары — с 13,2% до 10,8% (см график).
  Вообще, снижение пошлин на сельхозпродукцию критиками вступления подавалось как нечто крайне болезненное. Эта позиция нашла отражение в договоренностях. Для части сельхозпродукции предусмотрен поэтапный переходный период. А ставки пошлин для мясной продукции (говядины, свинины, птицы) будут варьироваться в зависимости от тарифных квот. Для говядины, например, ставки в рамках квот составят 15%, при превышении квот будет же 55%; для свинины — 0% и 65% соответственно. Потерь все равно не избежать: по оценке Минэкономики, выпадающие доходы бюджета от снижения таможенных пошлин составят 230-240 млрд руб., почти 0,5% ВВП.
  Помимо снижения пошлин, Россия пошла на уступки на своих локальных рынках. Сняты ограничения на доступ иностранных компаний в сферу телекоммуникаций, розничной и оптовой торговли. Страховщики также получат право напрямую открывать свои офисы в России, правда, только через девять лет. Еще правительство обязалось ограничить субсидии на поддержку сельского хозяйства $9 млрд, но даже сейчас без всяких ограничений они составляют сумму вдвое меньше.
 

Самым большим российским поражением (или, наоборот, достижением — кому как) можно считать то, что российские власти обязались немедленно публиковать все законы и нормативно-правовые акты, связанные с торговлей товарами и услугами. Удивительно, однако, почему введение такой естественной процедуры оказалось завязано на вступление в ВТО.
dfctio

В отраслевом разрезе
По расчетам Всемирного банка, суммарный эффект от вступления в ВТО даст дополнительный рост экономики в краткосрочной перспективе на 3,3% ВВП, а в долгосрочной — на 11%. Также в более или менее отдаленной перспективе должны вырасти зарплаты квалифицированного (5%) и неквалифицированного (4%) персонала, а доходы среднестатистического домохозяйства прибавят 7,2%.
  Результаты исследования Ernst & Young не позволяют оценивать вступление в ВТО так однозначно: отрасли ждет разнонаправленная динамика. Наибольший рост производства будет в цветной и черной металлургии — на 14,45% и 3,65% соответственно. Сопоставимо вырастет и оплата труда в этих отраслях (см. таблицу). Выигрыш металлургов — самый крупный: вступление в ВТО снимет антидемпинговые ограничения на экспорт металлургической продукции в США и ЕС, а также откроет свободный доступ на западные рынки. На цветной металлургии это отразится сильнее: здесь у России меньше конкурентов, чем в черной металлургии.
  Соответственно, значительно выиграют и традиционные для этих отраслей регионы. В Поволжье производство цветных металлов прибавит 45,5%, на Урале — 14,5%, в Новосибирской области — 16,19%. Столица, которая, как это ни странно на первый взгляд, тоже один из лидеров в этом сегменте, покажет 32,9%. Дело в том, что головные офисы большинства металлургических компаний расположены в Москве. Это, кстати, в значительной степени отвечает прогнозу Всемирного банка, по которому наибольший выигрыш от вступления в ВТО ждет "белых воротничков" и жителей крупных городов.
  Химическое и нефтехимическое производство прибавит чуть больше 2%. В лидерах окажется Тюменская область, где отраслевой прирост составит 13%. В этом регионе также увеличится производство нефтепродуктов — на 3,8%, несмотря на общее снижение по стране на 1,5%. Скорректируются и показатели нефтегазовой отрасли, правда, не существенно. Добыча нефти и газа в России снизится на 0,12% и 0,42% соответственно. "Динамика по этим отраслям определяется мировой конъюнктурой, а не вступлением в ВТО",— напоминает профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алексей Портанский.
  Но многие отрасли ждет существенное сокращение объемов производства. Прежде всего в деревообработке и целлюлозно-бумажном производстве, где аналитики Ernst & Young ожидают спад почти на 6,8%. Коснется это прежде всего Дальнего Востока, севера европейской части и северо-западных районов страны. В ДВФО отраслевое производство упадет сразу на 25,6%, на Севере — на 5,6%, на Северо-Западе — на 6,7%, в Санкт-Петербурге и Ленобласти — на 5%.
  Также в масштабах страны на 2,7% сбавит обороты машиностроение. Сильнее отраслевой показатель упадет в Новосибирской области (минус 9,7%) и на Урале (минус 4,9%). Также на Урале на 5,9% снизит производство легкая промышленность, а в масштабах страны отрасль просядет на 4,4%. Пищевое производство в России потеряет 2,2%, производство стройматериалов — 1,9%, многострадальное сельское хозяйство — 1,2%.
  Снижение затронет те отрасли, в которых российское производство выглядит бледно на мировом уровне либо вовсе неконкурентоспособно. Поэтому открытие торговых границ приведет на российские рынки более дешевые и качественные иностранные товары. Выиграть от этого должны потребители. По оценке Ernst & Young, суммарный эффект от снижения тарифов на импорт и открытия торговых границ составит 0,5% от уровня агрегированного потребления в стране.
  Кто мало выиграет от присоединения России в ВТО, так это жители моногородов, особенно с неконкурентоспособными предприятиями. Это и подмосковные Пушкино и Краснознаменск, и печально известное Пикалево в Ленобласти, и остальные 332 российских моногорода. Всего, по оценке Минрегионразвития, в них проживает почти 16 млн человек. Объем ежегодных дотаций, выделяемых правительством на их дополнительную поддержку, достиг 27 млрд руб. При этом значительная часть средств идет на решение текущих социальных задач, и только 7% — на развитие среднего и малого бизнеса.
  Проблему моногородов придется решать в любом случае — неважно, присоединяемся мы к ВТО или нет, напоминает Алексей Портанский. К тому же часть моногородов от вступления в ВТО выиграет — например, Набережные Челны с заводом КамАЗ или пгт Волжский с Самарским опытно-экспериментальным заводом.
  Не ВТО ради
Однозначную оценку присоединению к ВТО дать невозможно: налицо как явные потери, так и не менее явные выгоды. Потери для промышленности связаны главным образом с либерализацией таможенных пошлин и открытием рынков для иностранных игроков. Хотя шока быть не должно: мы плавно входим в ВТО, и Россия уже некоторое время выполняет часть принимаемых обязательств. Выгоды связаны с улучшением условий доступа отечественных экспортеров на зарубежные рынки.
  В сухом остатке: существенный рост ждет ряд отраслей традиционного российского экспорта — минерально-сырьевого комплекса, а спад коснется производственных и технологических секторов экономики. Таким образом, можно сделать вывод, что вступление в ВТО грозит закрепить сложившиеся отраслевые диспропорции в экономике и осложнить ее диверсификацию. "Это распространенный пропагандистский миф, что вступление в ВТО закрепит отсталость. Мы сами ее закрепляем, не развивая другие сферы,— возражает Алексей Портанский.— Вступление России в ВТО призвано дать внешний импульс процессам модернизации".
  От ВТО можно получать много выгод, но для этого надо торговать не только сырьем. "Членство в ВТО подразумевает активность: чем скорее будет меняться структура экспорта в пользу высокотехнологичных товаров и продукции машиностроения, тем быстрее мы ощутим выгоды от членства в ВТО,— поясняет Портанский.— Если же мы будем и дальше уповать на углеводороды, то ощутим только отрицательные, а не позитивные стороны".
  Для усиления положительного эффекта от вступления в ВТО необходимо выполнить понятный и давно известный набор условий. Это быстрая реструктуризация неконкурентоспособных предприятий, приватизация целых отраслей экономики, переобучение населения и социальное поощрение межрегиональной миграции. Не помешало бы и улучшение делового климата, снижение административных барьеров и нагрузки на экспортный бизнес. Правительство в последние месяцы вновь начало предоставлять налоговые льготы для экспортеров, правда, касается это пока нефтяного сектора.
  Впрочем, реформы необходимы и вне связи со вступлением в ВТО. Присоединение к организации — всего лишь дополнительный стимул. Если же преобразования не будут доведены до конца, российская экономика хлебнет сполна неприятностей в краткосрочной перспективе, но долгосрочных выгод так и не получит.
  Изменение объемов производства и размера оплаты труда после вступления в ВТО 123444 21.05.12

Источник: Ernst & Young

http://www.kommersant.ru/doc/1930374

1361
 7.32