Энергетическое партнерство

sib_302_pics_sib_302_023_jpg_300x200_crop_q85

Отношения между Китаем и Россией сегодня строятся на экономических интересах. Наш юго-восточный сосед становится крупнейшим мировым потребителем энергоресурсов. По объему импорта нефти он уже обогнал Японию и вплотную приблизился к крупнейшему импортеру черного золота — США. А потребность в электроэнергии северных районов Китая превышает возможности строящихся там электростанций. Это дает Восточной Сибири уникальную возможность резко увеличить свой промышленный и финансовый потенциал, особенно в гидроэнергетике. Так, по оценкам «РусГидро», за счет рек Енисейского бассейна можно ежегодно вырабатывать 183 млрд кВт•ч электро­энергии, Ленского — 157 млрд, Обского — 73 млрд кВт•ч. Но сейчас потенциал рек в Сибири используется не более чем на 20%, на Дальнем Востоке — на 5%. Аналогичных оценок придерживается и крупнейший отечественный частный энергохолдинг «ЕвроСибЭнерго» (ЕСЭ), входящий в En+ Олега Дерипаски, основу генерирующей базы которого составляют крупные гидроэлектростанции Ангаро-Енисейского каскада.

Парадокс в том, что Россия, обладающая таким «богатством», ежегодно экспортирует в Поднебесную лишь 1 млрд кВт•ч электроэнергии. А потребности энергодефицитных северных и северо-восточных провинций Китая, граничащих с Россией, в десятки раз больше. И китайские компании готовы вкладывать в новые электростанции на российской стороне границы. По­этому главное сейчас для Восточной Сибири — воспользоваться раскрывающимися возможностями и построить новые эффективные генерирующие мощности, которые смогли бы обеспечить как возрастающие потребности в электричестве в самом макрорегионе, так и его прибыльный экспорт в Поднебесную.

Гигантский рынок

Темпы роста экономики Китая впечатляют. Старожилы Благовещенска (Амурская область), например, вспоминают, что расположенный на противоположном берегу реки Амур город Хэйхе лет двадцать назад представлял из себя малоприглядную деревушку. Сейчас в этот современный мегаполис ежедневно на отдых и в шоп-тур приезжают больше тысячи россиян. Подобное происходит во всем Китае. Экономика Поднебесной растет со скоростью 10–12% в год и, естественно, требует все большего количества энергоресурсов, потребность в которых за счет своих внутренних источников эта страна удовлетворить уже не в состоянии.

Поэтому в соседней России два года назад был построен нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО), по которому начиная с этого года в китайскую нефтепроводную систему будет поставляться ежегодно 15 млн тонн восточносибирской нефти. С 2009 года китайцы начали закупать в России и уголь в количестве около 13 млн тонн в год. Настроился на экспорт российского газа в Поднебесную в количестве 30 млрд кубометров в год и «Газпром».

Единственное, в чем пока себя россияне масштабно не проявили, так это в экспорте электроэнергии. Потребность в ней в Поднебесной колоссальная. Только в прошлом году спрос на электричество в Китае вырос почти на 15% (в России — на 4%). Китайский рынок электричества уже второй после США по размеру в мире. В прошлом году, по сообщению агентства Xinhua, китайские потребители «съели» 4,2 трлн кВт•ч электричества (в четыре с лишним раза больше, чем в России). И связано это не только с потребностями экономики соседнего государства, но и с быстрой урбанизацией китайского общества. Только за последние семь лет в Китае из деревни в город переехали более 90 млн человек. По прогнозам, к 2020 году горожанами станут еще около 250 млн китайцев. И для того чтобы удовлетворить растущий спрос, установленная мощность электростанций этой страны к этому времени должна увеличиться более чем на 75% и достичь 1,4 тыс. ГВт.

Проблема в том, что 3/4 существующих и строящихся электростанций Поднебесной — угольные, при их работе выделяется большое количество углекислого газа, создающего парниковый эффект. И дальнейшее развитие этого вида генерации будет только увеличивать давление на окружающую среду. Китай это понимает, а потому уже пообещал мировому сообществу снизить выбросы парниковых газов на единицу ВВП на 45% к 2020 году. К тому же экономика угольных станций сильно зависит от цен на топливо, которое они потребляют в объеме более 3 млрд тонн в год. А рост цен на уголь останавливаться не собирается, поэтому стоимость электричества в Поднебесной, по данным The Times, в конце прошлого года почти втрое превысила восточно­сибирские значения.

Поэтому Китай активно вкладывается в ветроэнергетику (в прошлом году он стал мировым лидером по мощности ветростанций — порядка 50 ГВт, обогнав Германию), атомную энергетику (сегодня здесь строится больше АЭС, чем во всех остальных странах вместе взятых) и строительство гидро­электростанций (благодаря таким крупным проектам, как крупнейшая в мире ГЭС «Три ущелья», более 16% электроэнергии Китая вырабатывается за счет гидрогенерации).

Но ресурсы Китая ограничены. Поэтому естественно, что взор Поднебесной сейчас устремлен на север — в Россию, которая обладает вторым по величине гидропотенциалом во всем мире — более 800 млрд кВт•ч в год. Причем половина этого потенциала сосредоточена в Сибири и на Дальнем Востоке, то есть в регионах, наиболее близко расположенных к Китаю.

Ценовой предел

В 2006 году Россия и Китай решили возобновить прерванные в постсоветское время поставки электроэнергии в Поднебесную. Согласно сложившейся практике, с российской стороны этим занялся государственный энергохолдинг «Интер РАО». И в прошлом году из Амурской области в провинцию Хэйлунцзян было передано 1 млрд кВт•ч электроэнергии. На 2011 год «дочка» «Интер РАО» — «Восточная энергетическая компания» (ВЭК) — и Государственная электросетевая корпорация Китая заключили контракт на поставку электроэнергии в КНР в количестве 1,2 млрд кВт•ч. Но это предельный объем, который могут через себя пропустить существующие в этом месте меж­государственные линии электропередачи: 110 кВ — «Благовещенская»–Хэйхэ и 220 кВ — «Благовещенская»–Айгунь.

Поэтому ВЭК и Федеральная сетевая компания (ФСК) сейчас строят новую магистральную ЛЭП 500 кВ протяженностью 152 км от подстанции «Амурская» до границы с Китаем, которая даст возможность с будущего года увеличить объем ежегодного транзита до 4–4,5 млрд кВт•ч. Правда, для того чтобы этот транзит заработал в полную силу, ФСК к 2014 году предстоит построить еще 350 км ЛЭП, которая должна соединить подстанцию «Амурская» непосредственно с главным генератором электро­энергии — Зейской ГЭС (принадлежит «РусГидро»).

Но и это еще не все. Согласно межправительственным соглашениям, к 2020 году экспорт российской электроэнергии в Китай может достигнуть 60 млрд кВт•ч ежегодно. Но для того чтобы добиться этого показателя, нужны новые электростанции. А их пока нет.

Китайцы, как подчеркнул в конце прошлого года российской прессе заместитель председателя Госкомитета КНР по развитию и реформам, начальник Государственного энергетического управления Китая Чжан Гобао, ожидали, что трансграничные поставки российской электроэнергии через Амурскую область пойдут гораздо быстрее. Поэтому на своей стороне они уже несколько лет назад построили ЛЭП и подстанции для приема большого количества электричества. Но РАО «ЕЭС России», которая начинала этот процесс, было, в принципе, не до того — топ-менеджмент холдинга занимался прежде всего реформой энергетики России, то есть разделением ее по видам деятельности и продажей активов частным инвесторам. Поэтому реальные поставки российского электричества в Поднебесную начались только после ликвидации РАО «ЕЭС России» — с 2009 года, а строительство новых ЛЭП для увеличения транзита и того позже — в 2010 году.

Второй вопрос, который вызывает взаимное непонимание — цена российской электроэнергии, которую сейчас экспортирует ВЭК. «Пока цена была низка, нам было интересно. Но сейчас она возросла в два-три раза. Если эта цена будет такой же, как в провинции, зачем покупать у России? Я  уже говорил министру энергетики России Сергею Шматко: в настоящее время власти в Китае заинтересованы в строительстве своих электростанций. Это позволяет местным правительствам получать налоги со станций от продаж электроэнергии и решать проблему трудоустройства», — объяснял российским журналистам Чжан Гобао.

Конечно, в этих словах китайского министра энергетики присутствует определенный элемент торга. И времени, что было упущено РАО «ЕЭС России» для поставок энергии в Поднебесную, тоже не вернешь, хотя сейчас все работы по сооружению новых трансграничных сетей в Амурской области ФСК и «Интер РАО» ведут даже с опережением графика, установленного российским правительством. Но вопрос в том, как дальше строить отношения с китайцами, чтобы они оставались заинтересованными партнерами. И вариантов здесь напрашивается три. Первый — диверсифицировать точки поставок российского электричества в Китай, используя не только Дальний Восток, но и «главный генератор» — Восточную Сибирь. Второе — использовать для торговли с Китаем самую дешевую по себестоимости электроэнергию — водную (это даст возможность маневрировать по цене). Третье — привлечь китайский капитал для строительства новых электростанций и сетей внутри России. Без этого российско-китайская трансграничная торговля электричеством очень скоро зайдет в тупик.

Взаимовыгодное сотрудничество

Понимая эту ситуацию, в феврале этого года холдинг ЕСЭ и гидроэнергетическая корпорация Китая China Yangtze Power Company (CYPC, управляет каскадом ГЭС на реке Янцзы, в том числе ГЭС «Три ущелья») объявили о старте совместного проекта — создании на паритетной основе компании YES Energo. Совместное предприятие учреждено и зарегистрировано в Гонконге. CYPC получила согласие властей КНР на участие в этом проекте. Места в совете директоров YES Energo, так же как и пакеты акций, ЕСЭ и CYPC поделили между собой поровну.

Главной задачей нового российско-китайского совместного предприятия станет строительство на территории России новых преимущественно гидроэнергетических станций общей мощностью до 10 ГВт. Это позволит, во-первых, удовлетворить растущий спрос на электроэнергию в самой Сибири, который, по мнению Агентства по прогнозированию балансов в электроэнергетике, в ближайшие 10 лет вырастет на 25%. Причем отраслевые аналитики говорят и о более бурном росте. «По нашим прогнозам, потребление электроэнергии в Сибири к 2020 году вырастет примерно в 1,4 раза, то есть будет меняться со средним темпом в три с небольшим процента в год», — подчеркнул «Эксперту-Сибирь» начальник аналитического отдела ИК «ЦЕРИХ Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских.

Во-вторых, излишки вырабатываемой этими станциями электроэнергии стороны намерены экспортировать в Китай в первую очередь в часы пикового потребления в Поднебесной. Это распространенная мировая практика трансграничной торговли электроэнергией. Особенность ГЭС в том, что ее турбины могут в считанные минуты набрать и выдать в общую сеть необходимую мощность. К примеру, крупнейшая мировая гидроэнергетическая компания Hydro Quebec (Канада) с начала 90-х годов прошлого века за счет пиковых нагрузок поставила в северо-восточные штаты США, особенно в Нью-Йорк, уже 100 млрд кВт•ч электроэнергии, заработав на них основную часть прибыли.

К июню этого года стороны определили три первоочередных проекта, которые необходимо реализовать в Восточной Сибири в ближайшие годы. В Иркутской области в Усть-Куте предполагается строительство Ленской тепловой станции мощностью 1,2 ГВт, основными потребителями которой станут Байкало-Амурская железнодорожная магистраль (БАМ), золотодобывающие компании севера области, а также строящийся Тайшетский алюминиевый завод (ТаАЗ) ОК «Русал». В качестве топлива она будет использовать попутный газ (ПНГ) с нефтяных месторождений Приангарья, находящихся на начальной стадии разработки. Тем самым можно будет решить сразу две проблемы — обеспечения севера региона достаточным количеством электричества и утилизации ПНГ нефтяными компаниями. «Мы уверены, что станция в Усть-Куте будет построена, — говорит генеральный директор ЕСЭ Евгений Федоров. — Этот вопрос — стратегический для страны».

ТаАЗ станет одним из основных потребителей электроэнергии и Нижне-Ангарской ГЭС мощностью 600–1200 МВт, которую планируется построить на Ангаре в Красноярском крае примерно в 120–150 км ниже по течению от строящейся Богучанской ГЭС. Ее электроэнергия понадобится также золотодобывающим компаниям и проектируемой Северо-Сибирской железной дороге, которая создаст условия для хозяйственного освоения не только Нижнего Приангарья и других северо-сибирских территорий, но и зоны БАМа, включая Южную Якутию. Третий проект — строительство Транссибирской ГЭС на реке Шилке установленной мощностью 400–900 МВт примерно в 250 км от города Могоча Забайкальского края. Ее ввод в эксплуатацию позволит синхронизировать энергосистемы Сибири и Дальнего Востока и обеспечит электроэнергией проект разработки Чинейского месторождения полиметаллических руд (реализуется компаниями En+ Group, куда входит и ЕСЭ) и других месторождений полезных ископаемых Забайкалья.

Сейчас готовится технико-экономиче­с­кое обоснование этих проектов и прорабатываются пять вариантов экспортных маршрутов выдачи части мощности новых электростанций, не востребованной на внутреннем рынке, в КНР. Но уже сейчас понятно, что наиболее оптимальными станут энергомосты из России в Китай с использованием передачи постоянного тока из Сибири: Алтай–Урумчи (вдоль трассы будущего газопровода «Алтай») и Забайкальск–Шеньян. С Дальнего Востока — Благовещенск–Шеньян. Первоочередное значение имеет начало приграничной торговли электроэнергией между Забайкальским краем и Манчжурией, для чего еще требуется построить от 10 до 80 км ЛЭП. Тогда ЕСЭ сможет выдать туда сезонные избытки из Иркутской энергосистемы. При этом также повысится надежность энерго­снабжения электрифицированного участка железной дороги в Забайкальске за счет дополнительного резервирования электроэнергии в Манчжурии.

Параллельно стороны прорабатывают финансовую схему осуществления этого проекта. В июне En+ Group и один из крупнейших банков Поднебесной — Экспортно-Импортный Банк Китая в присутствии президента РФ Дмитрия Медведева и председателя КНР Ху Цзиньтао заключили соглашение о финансировании Эксимбанком Китая проектов развития энергетики, добычи угля и железной руды в Восточной Сибири в размере 5 млрд долларов. Если этих денег не хватит, Эксимбанк Китая выступит организатором синдицированных займов для энергетических и сырьевых восточносибирских проектов En+ Group.

Баланс интересов

Китайские энергокомпании в последнее время все чаще инвестируют в Россию. Год назад группа «Синтез» Леонида Лебедева, контролирующая ТГК-2, подписала с китайской корпорацией Huadian (установленная мощность ее электростанций превышает 90 ГВт) соглашение о стратегическом сотрудничестве в строительстве новых ПГУ-ТЭЦ мощностью 440 МВт в Ярославле. Китайцы вкладывают в этот проект 20 млрд рублей. В июне этого года корпорация «Газэнергострой» и китайская компания Norinco International Cooperation Ltd (NIC) договорились о сотрудничестве по строительству в Москве газотурбинной электростанции (ГТЭС) «Огородный проезд – Новомосковская» мощностью 600 МВт стоимостью свыше 30 млрд рублей. С этого года совместное предприятие Национальной биоэнергетической компании Китая (NBE) и «Интер РАО» намерено строить в России электростанции, вырабатывающие тепло, электричество и биогаз из различных видов биомассы. Так что процесс привлечения китайских денег в энергетику России идет. Но ЕСЭ по масштабу задуманной идеи выступает лидером этого процесса.

Другой вопрос в том, что величина совместного проекта ЕСЭ и CYPC требует тщательного учета интересов и других участников рынка. Гидроэнергетикой в Сибири и на Дальнем Востоке сейчас занимаются две профильных компании — ЕСЭ и «РусГидро». И несмотря на то что первая компания — частная, а вторая — государственная, у них полностью совпадают подходы к развитию возобновляемой, и в первую очередь гидро­энергетики. Обе компании считают, что будущее масштабное развитие экономики Восточной Сибири и Дальнего Востока должно базироваться прежде всего на экологически эффективной энергии ГЭС. И интерес к Китаю у «РусГидро» тоже есть. В ноябре прошлого года госкомпания подписала соглашение о сотрудничестве с китайской корпорацией Three Gorges (оператор крупнейшей в мире одноименной гидроэлектростанции на реке Янцзы).  «Особое внимание планируется уделить обмену опытом в области возобновляемых источников энергии, в частности приливной и ветроэнергетики», — подчеркнули в «РусГидро».

Более того: «РусГидро», которой уже принадлежит 25% Красноярской ГЭС, скоро получит от государства 40% акций основного актива ЕСЭ — компании «Иркутскэнерго» и плотины Ангарского каскада, на которых стоят ГЭС ЕСЭ. Поэтому в среднесрочной перспективе, с учетом намечающегося обмена энергетическими активами между En+ и «РусГидро» и формирования «объединенного» ЕСЭ, частный и государственный энергохолдинги наверняка будут стремиться объединить усилия как по развитию внутрироссийских проектов, так и с точки зрения взаимодействия с китайскими партнерами. По планам «РусГидро», например, огромный — мощностью до 10 ГВт — гидроэнергетический комплекс со временем должен появиться в Южной Якутии. Площадка для его первенца Канкунской ГЭС мощностью 1,2 ГВт на реке Тимптон уже выбрана. Расстояние от нее по прямой до китайской границы (через Амурскую область) — около 400 км. Поэтому вполне возможно, что эта станция будет строиться также с участием китайского капитала.   

Роман Хасиев6 сентября 2011
575
 11.56