Николай Юрьевич Романов

2264.5
Россия, Москва / Париж

“Stalingrader Schlecht” - "Сталинград" киностудии “Чукча-фильм”


Stalingrad-Ludi_v_adu 
Вчера, при полузакрытых дверях, в Москве, в кинотеатре “Октябрь” прошла очередная уже полузакрытая “тусовка” представителей российский деловой, политической и прочей богемы, главной причиной которой стало представление и подготовка к выходу в широкий прокат очередного “шедевра” под названием “Сталинград” наследственной фабрики-киностудии “Чукча-фильм” с главным режиссером Бондарчукчей в качестве главного автора и соавтора картины. И это уже вовсе не подражание и не повторение советского издевательского анекдота, бытовавшего на эту тему, когда Бондарчук-старший представил изумленной советской публике свой очередной и последний халтурный масштабный массовочный проект “Красные колокола”, после которого и появилась на злых языках и “студия Чукча-фильм”, и “Красные Кала-Кала”, и сам “чукча-режиссер Бондарчукча”.

Сегодня дело студии “Чукчи-фильм” советского периода продолжает одноименный сын советского режиссера. Увы, но такие вот “сталинграды” на голливудский манер - это уже новая реальность современного российского кинематографа. К которым не привыкать. Равно как и реальность новой российской истории о событиях Второй Мировой войны. И на эту реальность вчера пришла отметиться вся российская богема. За исключением, разве что, Путина с Медведевым. Впрочем, там и Кадырова с его головорезами хватило. Оно и понятно. Ведь ни за что кавказский человек не боится так сильно, как за свою жизнь. Ну, да бог с ним. Теперь о самой картине. Собственно, это - чистая физиология, от первого кадра и до последнего, доведенная до рафинированного состояния, с замедленным представлением и смакованием происходящих натуралистических съемок в стиле голливудских боевиков последнего времени. Не случайно поэтому картину с первых же минут окрестили на “Оскар”. Во всем же остальном – это нервы зрителям.

С актеров тоже взять нечего. Их игра находится ровно на уровне того курса соответствующего актерского факультета, с которого их выгнали или до которого они посещали занятия. По крайней мере, дальше различных форм воплощения истерики на экране они так и не продвинулись. Собственно, весь фильм – сплошная истерика. Люди панически боятся войны, боятся друг друга, боятся немцев, боятся товарища Сталина, боятся СССР, боятся НКВД, боятся всего. Все. Поголовно. Сразу же, с первых минут в лице героев возникает ощущение психически ненормальных лиц, - по разным диагнозам оказавшихся участниками этой картины и странным стечением обстоятельств сведенных не просто в одном месте географического пространства, а представляющих собой архетипы наиболее характерных представителей … сумасшедших кругов, из которых по видению режиссера полностью состояла советская армия того времени. И вот в среде именно таких людей и разворачиваются события картины.

Т.е. рассматривается вопрос того, что может сделать на войне группа истериков и как она воспринимает окружающий их мир и войну сквозь призматические очки своей истерии и осознания несправедливости того, что они не просто оказались на войне, а попали в Сталинград. А также вопрос восприятия ими немцев и всего остального, в частности, - несправедливости того, что с ними происходит, поскольку по их мнению на их месте должны были бы быть совсем другие люди, а их место – в тылу, на руководяще-хозяйственных должностях. Или вообще вдали от этой войны где-нибудь в “офисах” того времени. Вероятно, в этом и заключается по воплощенной задумке автора картины наполнение слова “драма”, которое он и приписал к его названию. На фоне которой пресловутая любовная история выглядит еще более нелепой, поскольку происходит она на фоне реалий упомянутого выше сумасшедшего дома.

По своему содержанию – картина представляет собой чистую фантастику. Во всех отношениях, какие ни возьми. Еще даже большую, чем знаменитый фильм “.Сталинград” Йозефа Вильшмайера, снимавшийся в 90-е, но с видением того же самого вопроса с немецкой стороны. Оно и не удивительно. Т.к. новая российская история ХХ века как раз и требует такой фантастики в головах подростков, еще не переросших своих коротких штанишек, наплыва которых и следует ожидать в массовом порядке на сеансы этого кинофильма в будущем. Т.е. фантастическим является абсолютно все. Как бы автор ни заверял собравшихся, что им для работы над фильмом были привлечены лучшие консультанты по форме и лучшие военные специалисты-историки.

Увы. Привлечены были на тему консультаций в лучшем случае друзья самого режиссера, а также несколько “свадебных кино-генералов”. По крайней мере, когда в кадре откуда-то в составе группы массовки на заднем плане в лице представителей реконструкторского движения появляется непонятно как занесенный в Сталинград отряд военнослужащих из Африканского Корпуса Роммеля, даже не очень искушенная часть публики в зале не могла сдержать смешков. Не говоря уже о регулярно присутствующих все на том же заднем плане немцах “образца” 1944 года и конца войны. Т.е., как обычно, собрали все, что еще не было продано на металлолом с российских киностудий, обрядили всех желающих в то, что еще осталось на этих киностудиях из военной формы германской армии разных лет, и запустили все это в кадр этой очередной бонадрчуковской наследственной семейной мега-массовки.

Радует лишь то, что рекорд своего отца по численности единомоментно находящихся в кадре статистов сын еще не побил. А все остальное так и продолжает исправно копировать. Так сказать, в лучших семейных традициях. Даже не удосужившись все-таки уже под старость лет задуматься над тем, что не в массовке и не в спецэффектах проявляются талант режиссера и сила снимаемой им картины. А так, - да Бондарчукча-сын снял на деньги государства еще один тошнотный фильм. Достойный и под стать как современному российскому кинематографу в его нынешнем состоянии, так и восприятию его продукции специалистами и зрителями как в России, так и во всем мире.

Скажу честно, - это было страшно смотреть не потому, что там показывались какие-то особо страшные вещи. А страшно в том плане, в каком можно извратить даже самые нелепые слухи о событиях того периода войны. И вывалить все это на неподготовленного и стремительно деградировавшего в историческом плане за прошедшие 20 лет российского зрителя. Вернее, - подготовленного к таким картинам и деградировавшего до уровня, когда ему их интересно будет воспринимать за подлинную историю тех событий. Интересно также всегда в таких случаях бывает понять, у кого практиковаись в плане сбора информации и изобретения различных эффектных моментов для своего фильма режиссер, а с ним и сценарист, чтобы в итоге выдавить на экране из себя и из актеров (в прямом и переносном смысле) вот такое ... Т.е. если есть термин "физиология в кино", то здесь уже авторы делают серьезную заявку на какую-то уже "парафизиологию в киноискусстве".

Повторюсь еще раз. Фильм о сумасшедших. И, видимо, для сумасшедших. Подобное когда-то воплощалось с большим юмором в истории Бравого Солдата Швейка. Здесь это доведено до обратного и выполнено от обратного. Да еще и с позиций человека, который даже в школе не учился. А занимался исправно всю жизнь тем, что коллекционировал разные байки и сомнительные истории на военную тему. И это при том, что как не находила, так и продолжает не находить поддержки идея съемок фильма "Сталинград" по одноименной книге "В окопах Сталинграда" В.Некрасова и последующим за ней рассказам, - тех, когда автор попадает в город уже после войны. Т.е. и сценарий был в свое время готов, и даже тот рассказ по нему был специально создан. В совершенно футуристическом стиле, когда автор попадает из будущего обратно в прошлое, к тем людям, с кем тогда воевал, в тот самый разрушенный город, который после войны он не мог узнать в восстановленном виде, в тот самый подвал и т.д. Вот на это наших "фильмоскопов" не хватает. А вот на бондарчуковскую массовку деньги у них находятся.

Нет, дело не в каком-то очернительстве "гениального Феди Бондарчука". Когда вы увидите фильм на широком экране, то поймете, о чем я говорю. В первую очередь, на что вы точно обратите внимание, это на подбор актеров. Бондарчук подобрал на все мало-мальски заметные роли, где камера хотя бы раз акцентируется на лице человека, очень уродливых людей. Причем, не просто некрасивых или уродливых от природы, а ... патологически уродливых. Что дополнительно подчеркивается гримом, тонировкой, одеждой и т.д. Как с советской, так и с немецкой стороны. Плюс, вывел солдат с обеих сторон в виде совершенно страшных, безжизненных, безликих, нечеловеческих угловатых фигур, в которых нет ничего живого, кроме того ужаса, который они внушают своим мертвым и неодушевленным появлением и смертью на экране. Всех, кроме главных героев. Смотря фильм, и отождествляя этих бондарчуковских персонажей с сумасшедшими, в какой-то момент понимаешь, что внешне привлекательный внешний вид главных героев - это то, как видят друг друга эти сумасшедшие в своей собственной ими придуманной и видимой ими истории в очень агрессивном и страшном мире, в каком они оказались. А вот все эти окружающие их страшные уроды - это их видение ... самых обычных нормальных людей. Советских и немецких солдат. Которые, собственно, и вооюют на этой войне и совершают какие-то другие, совершенно непонятные главных героям действия непонятно зачем, непонятно ради каких целей. На фоне общего страха главных героев перед всем, что их окружает. И формируемой на фоне этого истерики. Вот, в итоге, что изобразил в своей картине "гениальный Федя Бондарчук".

У вас никто в семье на той войне не погиб ? Если не погиб, то наверняка просто воевал. От рядового - до генерала. Так вот, - те люди, которые в этой картине отличаются от главных героев, - это изображение ваших родственников из старшего поколения на той войне. В том виде, в каком их принято сегодня преподносить и изображать в глазах не просто молодого поколения малолетних недорослей и митрофанушек, а всего поколения "Пепси" и "Ай-фонов", для которых восприятие той войны и тех событий - это их восприятие глазами тех сумасшедших героев этой картины, как, собственно, и всего того, что тогда происходило в стране. Чистой воды инфантильная патология восприятия окружающего мира, замешанная на истерическом страхе перед ним и окружающими людьми, отличными от них самих.

Николай Ю.Романов
----
1558
 6.17