Николай Юрьевич Романов

2274.1
Россия, Москва / Париж

Что кризис текущий нам готовит

ret


Отвечая на часто задаваемые мне в последнее время коллегами и клиентами вопросы об оценке и перспективах российской экономики на ближайшее время, равно как и о перспективах того, что и как делать с деньгами, я часто вспоминаю один из небольших рассказов Д.Лондона, название которого за отсутствием под рукой полного собрания сочинений писателя, вспомнить уже не могу.  

По ходу развития сюжета, главные действующие лица оказываются отрезанными на небольшом пологом островке посреди реки в тот самый момент, когда она вскрывается ото льда, и на ней начинается ледоход. На этом же острове расположен небольшой лагерь лесорубов, всю зиму заготавливавших в штабеля лес с целью перепродажи его в летнее время. В какой-то момент ниже по течению образуется ледяной затор, и вода начинает стремительно прибывать, быстро затапливая остров. Лишенные возможности спастись, люди оказываются на самой верхней части острова стоящими по грудь в ледяной воде, когда она вдруг перестает прибывать.  

В то время, как все, находясь почти по горло в воде, вздыхают с облегчением, главный отрицательный персонаж скептически замечает, что они рано радуются. Просто выше по течению образовался еще один ледяной затор, преградивший путь реке, и теперь их жизнь зависит от того, что произойдет раньше, - прорвет ли первым затор ниже или выше по течению. В первом случае они будут спасены, а во втором их ждет гибель.  

К несчастью, первым прорывает верхний затор, и несущаяся вниз по течению ревущая масса воды и льда начисто сметает штабеля заготовленных дров, людей на острове и сам остров.  

Вот, если выражаться образно, в чем заключается перспектива у России на ближайшие год-два, вне зависимости от действий, предпринимаемых или не предпринимаемых нынешними российскими властями, и их вразумительного содержания (или отсутствия оного, как показывают последние месяцы). Если в ближайшие год-полтора мирохозяйственная и финансовая конъюнктура хотя бы немного улучшатся, то стране удастся пережить нынешний кризис сравнительно малыми потерями. Однако, если этого не произойдет, то, проев остатки всевозможных резервных валютных фондов, - максимально, где-то к осени следующего года (но скорее всего, уже раньше), - страна окажется на пороге потери существующей государственности и территориальной целостности, с выраженным риском распада из-за роста противостояния слабеющему центру коррумпированных административно-бюрократических образований на местах.  

Всё в данном случае зависит от того, насколько у власти хватит накопленных в прошлые годы и еще остающихся в ее распоряжении свободных валютных резервов (реально, а не декларативно имеющихся в наличии) и от темпов их расходования, что будет определяться состоянием мировой финансово-экономической конъюнктуры (от усилий российской стороны никак не зависящей), а судьба страны – тем, где «прорвет» первым делом. Аналогия для страны, представителей ее бизнес-сообщества и народонаселения с рассказом Д.Лондона в данном случае в прямом смысле полная. Т.е. нынешняя условная стабильность и вяло протекающие внутренние кризисные процессы - это шаткий баланс в ожидании того, когда страну захлестнет, а ее искалеченную экономику в прямом смысле сметет следующая волна мировых кризисных изменений.  

Так или иначе, но кризисным и определяющим ситуацию моментом для власти, - после последних тревожных «звонков» конца весны текущего года, - станет период с октября по ноябрь текущего, 2012 года, а критическим и потенциально весьма драматичным для российской государственности – период с августа по сентябрь следующего, 2013 года.  

Соответственно, - резюмируя политические, экономические и финансовые события в России и за рубежом в течение последних двух-трех месяцев, - хотелось бы все-таки подвести итог происходящему и определиться с тем, - чего же ожидать рядовому россиянину от ближайшего года или двух лет.   В первую очередь, абстрагируясь от анализа общей экономической ситуации, страну ждет катастрофический спад торгово-коммерческой и посреднической активности. Главным образом, это произойдет из-за снижения покупательной способности населения (тем самым, нивелирующим торговую и посредническую маржу) за счет высокой инфляции и роста товарных потребительских цен, а также за счет резкого скачка цен и дефицита в течение будущего года продуктов питания. Впрочем, промышленное производство это снижение тоже затронет (в меньшей степени), хотя то, что от него еще пока в стране после всех “реформ” осталось, казалось бы, затронуть может уже мало что. Даже с поправкой на тотальный рост цен на сырье, полуфабрикаты, транспорт, топливо и услуги обеспечения. Хотя именно текущий мировой кризис и может стать для российской промышленности окончательным камнем на ее могилу.  

Результатом этого станет остаточный выброс на улицу работоспособных людей из числа т.н. “белых воротничков” (в том числе и в рамках т.н. возрастного обновления кадрового массива), в услугах которых компании больше на ближайшие несколько лет не будут нуждаться, - значительно из экономии сокращая штаты. Эта тенденция уже наметилась сегодня, а в ближайшее время получит свое непосредственное, весьма драматическое развитие, достигнув пика к декабрю этого года. Касаться эти сокращения штатов будут не только т.н. “бронеподростков”, которых можно увидеть на рядовых должностях в розничном торговом бизнесе, но и вполне зрелых специалистов. Т.е. на улицу в прямом смысле слова “выкинут” не сразу всех, как было в 1998 года, а отдельными партиями, постепенно, по специальностям, - по мере того, как организации будут переставать нуждаться в этих специалистах и … “недоспециалистах”. С учетом поправки на снижение общей деловой активности и отсутствием необходимости держать раздутые штаты сотрудников, как это было до недавнего времени, в условиях стабильного высокого конкурентного спроса, когда именно количественный фактор присутствия на рынке обеспечивал эффективность деятельности торговых и розничных компаний и организаций, а также банков. С входом экономики страны и ее финансового сектора в период кризиса, при сохранении перед компании тех же функций и задач, их рыночная стратегия в корне меняется, а в следствие этого, исчезает потребность в высокой занятости, - как квалифицированным и опытных, так в первую очередь и неквалифицированных неопытных молодых кадрах. Так называемых “барабанщиках”, “статистах” и “операторах”, - как их называют на профессиональном жаргоне.  

Вопреки расхожему мнению, высший менеджмент крупных компаний не будет подвержен серьезному сокращению. Из него не уйдут т.н. “уважаемые” и “определяющие” фигуры, в задачи которых входит как обеспечение контроля над компаниями и банками со стороны гос.структур, бюрократии, ее представителей, силовых органов (и их т.н. «ветеранов» и «протеже») и т.д. лицами, так и фигуры, обеспечивающие фактор гарантий взаимного присутствия в капитале и бизнесе, обычно, например, для коммерческих банков заключающийся в том, что пока сын какого-нибудь крупного руководителя предприятия работает в этом банке, его отец проводит через этот банк свои денежные потоки, что определяет семейный и клановый характер подобных отношений и сращения бизнеса. Соответственно, - многочисленные встречающиеся сегодня предсказания о массовом сокращении штатов высшего менеджмента в организациях крупного (и даже среднего) бизнеса можно смело назвать вызванными отсутствием адекватной оценки ситуации. Всё, что касается “белых воротничков” из числа специалистов и управленцев среднего и низшего звена, то как раз они в первую очередь оказываются под угрозой сокращений, - вместе с их деятельностью, перестающей в кризисных условиях играть важную и заметную роль для организации, - наряду с упомянутыми выше “бронеподростками”.  

Естественно, представителей рабочих специальностей эти события не коснутся. Поэтому всякий, кто имеет в активе рабочую специальность, - даже если до последнего времени он работал в банковской или иной “беловоротничковой” сфере, - сможет найти себе работу, - а его будущее на новом месте будет целиком зависеть от его профессиональных качеств.  

Проблема в том, что в стране нет и не предвидится т.н. карьеропригодных рабочих мест для всех без исключения категорий занятых лиц, а поступление на работу на имеющиеся или предлагаемые места автоматически закрывает для специалистов карьерные перспективы на всю оставшуюся профессиональную жизнь. Ни для перехода “белых воротничков” из одного сектора деятельности в другой, ни для «синих воротничков», - и даже при полной смене ими своей профессиональной деятельности, - тем более, что последнее мало кого из них устроит. Тем более, число и тех, и других еще более сократится в будущем.  

Имеющиеся в стране т.н. “черновые” и “не престижные” рабочие места даже на самых низко оплачиваемых должностях сегодня уже прочно заняты представителями диаспор выходцев из азиатских республик бывшего СССР, согласных на любую работу, чуть ли не даром. Поэтому переток кадров, - даже в условиях вынужденной смены сферы деятельности, сегодня в стране не возможен. Бывший специалист-банкир, даже если он всерьез окажется уже в самом недалеком будущем перед перспективой голода и выселения из дома за невыплату коммунальных услуг (практика чего будет в ближайшие годы только свирепствовать, - несмотря ни на какие кризисы, безработицу и прочие факторы, не способствующие к своевременной выплате людьми коммунальных и прочих сопутствующих платежей), - не устроится даже дворником. Т.е. работы для людей не будет. Как не будет для них средств к существованию, - даже с поправкой на накопления. Не говоря уже о росте цен практически на все, - и весьма ощутимо, - с чем страна еще ни разу не сталкивалась.  

Как результат, - к январю–марту 2013 года в стране сложится если и не катастрофическая, то весьма социально неустойчивая ситуация в части безработицы и занятости населения. Остается рассчитывать, что в связи с высоким уровнем подготовки и статусом предыдущих мест работы, эти люди повально не обратятся в бандитизм, как было в 90-х. Однако социальную и политическую напряженность в стране это прибавит. А также будет способствовать легальной и нелегальной миграции таких специалистов за рубеж на любых условиях, - вызывая не только отток кадров, но и представителей молодых возрастов, которых с демографической точки зрения сегодня в стране и так недостаточно.   

К концу весны – началу лета 2013 года ситуация еще больше усугубится, став критической, и потенциально, - с учетом экономического кризиса, нехватки продовольствия и потребительских товаров, социальных проблем, растущего административного и полицейско-силового давления на жителей страны, высокой инфляции и роста цен, - к выходу из-под контроля она будет готова к осени того же года. Не знаю, дойдет ли до крови, погромов и столкновений с милицией, как был примерно в аналогичной ситуации в 1993 году, - но полагаю, что к тому времени лишающееся всего население уже настолько растеряет свои “беловоротничковые” идеалы, что будет готово сойтись в общую агрессивно настроенную к текущей бюрократизированной власти толпу, которую потенциально и можно будет направить на смену власти в стране в нужном ключе, если кому-то это будет нужно или выгодно. Как то обычно бывает в части громкоголосых крикунов и их выступлений на площадном уровне. Если, опять-таки, это удастся кому-то внутри страны или на Западе, где в то время своих проблем будет тоже не мало. Однако, скорее всего, вариант развития событий будет иным.  

Именно в это время следует ожидать жестких волевых решений государственной системе по установлению в стране тоталитарного режима правления, монополизирующего право системы и ряда слагающих ее лиц, на монопольное принятие решений по управлению государством в критической ситуации. Стоит заметить, что подобное явление будет характерно не только для нас, но и для большинства развитых стран мира, поскольку иными, т.н. “демократическими”, метода, решить назревшие к тому времени национальные, социальные, религиозные, экономические, финансовые и политические проблемы там не удастся.  

Говоря проще, - применительно к России, - к власти придёт “бюрократическая реакция”, - которая силовым образом попробует навести в стране порядок. Т.е. произойдет окончательное избавление системы от лишних бюрократических наслоений, лишних людей и т.д., - о механизме и содержании чего как процесса я уже здесь писал в сообщениях на старом форуме.  

Страна вернется к тоталитарной форме правления, централизованного контроля, кадровой и иной политики, - вплоть до разрешения экономических и финансовых проблем. Это будет сопряжено с массовым бегством за рубеж (вместе со всеми скопленными, украденными и выведенными под разными предлогами за рубеж капиталами) представителей всех слоев бизнес-олигархии, мажорного сегмента элиты, крупного коррумпированного чиновничества и “теневой закулисы”. Те же люди, что придут к власти, тем не менее, не окажутся свободными от влияния последней, хотя и будут менее зависимыми от нее, чем их предшественники, - до мутации коррумпированной административно-бюрократической системы власти.  

По сути, старая “теневая закулиса” со временем уступит место новой “теневой закулисе”, т.к. без связей и возможностей старых ее представителей, новым людям во власти не удастся обеспечить ее адекватное развитие и удержание. Как внутри страны, так и с представлением ее интересов за рубежом. Тем более, что в подобных условиях будет сделано все, чтобы максимальный объем золотовалютных и иных ценных резервов из страны был выведен, чтобы в очередной раз попытаться “задушить Россию костлявой рукой голода” за отсутствием средств на приобретение даже самого насущного за рубежом.  

В дальнейшем, с прохождением точки кризиса и формированием полуфеодальным образом, как в сталинские репрессивные времена, новой российской гос.экономики, станут возможны послабления в рыночной сфере. С частичной передачей экономических функций в крупном бизнесе и стратегических областях на рыночную основу, - но с сохранением государственных контрольных функций. Поскольку полностью тоталитарное государство, каким был СССР, и причины, породившие его разрушение и распад, изучены достаточно хорошо, чтобы повторять заново его ошибки. Т.е. в итоге страна придет к тому, что в современной политологии и экономической теории пока еще лишь только называется “новой формой государства с рыночной экономикой со сверхвысоким экономическим контролем государства”. Т.е. будущее сулит России и другим развитым странам эпоху монополий, действующих под государственным контролем и в интересах государства, но на с использованием рыночных механизмов. Исключая, естественно, сегменты малого и среднего бизнеса, в которых такой контроль государства будет ниже.  

Опять-таки, если уже в серьезно рассматриваемой перспективе – 2026-2028 годы, - страна не прекратит свое нынешнее существование в территориальном аспекте, оказавшись заселенной китайцами на всем протяжении Сибири и Дальнего Востока, противостоять чему не сможет даже самая мощная тоталитарная система (хотя, практика революционных лет начала прошлого века тому была в какой-то мере опровержением, - но сам мир был тогда другим). Вероятность чего (в части утраты этих территорий) сегодня рассматривается уже как данность еще только будущего территориального процесса.  

В связи с изложенным, мне часто в последнее время коллеги, друзья и знакомые в России и за рубежом задают вопрос, - что делать с деньгами, - во что вкладывать, и чего избегать.  

Оптимальным (и по сути единственным, с учетом перспектив развития финансового кризиса в будущем) вариантом спасения имеющихся у населения крупных свободных валютных и рублевых ресурсов является операция с ними по следующей временной арбитражной схеме. В первом варианте, в России, наличные доллары США продаются по текущему, пока еще действующему завышенному курсу в обмен на рубли, с последующим немедленным приобретением на вырученные средства швейцарских франков. Во втором варианте, - швейцарские франки приобретаются в обмен непосредственно на скопленные наличные рубли. В перспективе, с дальнейшем снижением курса доллара США, он пройдет рубеж, когда его стоимость будет равняться стоимости швейцарского франка и продолжит своей снижение. В этот период начнет сброс основной долларовой массы большинство их иностранных владельцев (как физических, так и юридических лиц), с переводом в швейцарские франки, что вызовет некое повышение курса этой валюты, в связи с ростом спроса на нее, что, тем не менее, не отразится на общей тенденции в изменении валютного курса основных валют ведущих стран мира и групп таких стран.  

Тем не менее, сравнявшись в недалеком прошлом в стоимости со швейцарским франком, из-за дальнейшего обесценения, стоимость доллара США продолжит  свое снижение до достижения ей некоего минимума, после которого, - после некоторого периода стабилизации курса в точке кризисного минимума, - в завершение решения стоящих перед экономикой и финансовой системы США задач (по: 1) выкупу по сниженной стоимости государственных и частных долгов США в целях их консолидации; 2) обеспечения экономической реконструкции и восстановления финансового потенциала валюты США), - курс доллара США начнет вновь повышаться в связи с выходом США из экономического и финансового кризиса, роста спроса на доллары США и производимые в США товары.  

В это время, экономическим агентам необходимо будет доступным им образом обменять наличествующие у них купленные ими до этого швейцарские франки на доллары США (через рубли, в качестве транзитной валюты, если дело будет происходить в России, или за рубежом, напрямую, - если к этому времени они уже там по каким-либо причинам окажутся), в ожидании дальнейшего роста курса этой валюты, сопутствующий росту и возрождению экономического потенциала США, что проявится в устойчивой экономической рецессии. По мере роста стоимости доллара США, он вновь пройдет точку равенства обменного курса со швейцарским франком и продолжит расти в цене, обеспечивая сделанные в него вложения всё более возрастающей обменной стоимостью и покупной способностью. В этот период также, как и описано выше, но в обратном направлении, произойдет основной обмен швейцарской валюты на доллары США, что станет причиной некоторого снижения стоимости швейцарского франка из-за его избыточного предложения на рынке. Что, опять-таки, не отразится на общей тенденции в изменении валютного курса основных валют ведущих стран мира и групп таких стран.  

Таким образом, лица, начавшие совершение указанной арбитражной схемы в настоящее время, в течение продолжительного времени, - от 2 до 4 лет (а именно столько прогнозируется сегодня развитие финансово-экономического кризиса в США до момента начала рецессии), - получат возможность не только сохранить свои  сбережения и свободные средства, но и приумножить их за счет роста курса доллара в перспективе, - лучше любых процентов, которые могут предложить в условиях финансово-экономического кризиса коммерческие банки и иные институты размещения и доходного вложения средств. Естественно, этот процесс будет не единообразным, - перестройка экономики и преодоление экономического кризиса – это дело весьма сложное и дорогостоящее, но общий достигнутый эффект в перспективе будет именно таким. Продав сегодня доллары или купив на наличные рубли швейцарские франки, в перспективе, через несколько лет, обменяв их на доллары США в период начала экономической рецессии в этой стране по еще низкому курсу, - в будущем можно только выиграть на росте стоимости североамериканской валюты и тех перспективах, которые она будет обеспечивать своим обладателям, - также при этом обеспечив себе количественный рост денежных средств на руках в сравнении с первоначальным периодом, до их продажи в настоящее время. С учетом поправки на различные факторы, - прогнозируемые значения выигрыша по обменному количественному номиналу составляют до 22-24%, при росте покупательной способности валюты США до 28-30%.  

С учетом общего состояния финансового кризиса, курс швейцарского франка в абсолютном значении также будет снижаться, однако темпы этого снижения будут меньше чем у валют основных развитых государств (из-за серьезных негативных последствий для экономики, которые будут иметь место в последних, в отличие от швейцарской экономики и финансовой системы, определяющей состояние местной валюты, - также с поправкой на колоссальные резервы драгоценных металлов, которыми обеспечивается швейцарская валюта), что и ставит швейцарский франк в более выгодное в сравнение с ними положение.  

В реальности, в других, менее драматичных условиях, можно было бы осуществить вложение свободных средств в любую из трех так называемых операционных валют, к которым относятся в современной экономике 1) британские фунты стерлингов; 2) швейцарские франки; 3) японские йены. Характер их использования определяется стоимостью этих валют, - соответственно, фунт стерлингов - самый "тяжеловесный", а японская йена - самая легкая. Используются они в основном для переводных операций, чтобы с наименьшими потерями обеспечить выполнение внешнеторговых операций. Я не буду здесь всё это подробно расписывать, - эти механизмы, деление, описание и назначение таких валют можно найти даже в старых советских учебниках по международным валютно-кредитным отношениям. Однако в условиях глобального финансового кризиса (когда из-за экономических и финансовых потрясений в самих развитых государствах, в которых имеют хождение две из этих валют, их положение становится нестабильным) главный интерес как средство "ухода" представляет именно швейцарский франк, - до тех пор, пока степень его удорожания не сделает это процесс слишком дорогим, - т.е., например, когда швейцарский франк в результате сверхвысокого спроса на него начнет цениться дороже золота (с поправкой на реализационные комиссии, сборы, налоги и т.д. от операций с не монетарным драг.металлом) и возникнет вариант вложения средств непосредственно в драгоценный металл. Однако ранее вложение средств в швейцарские франки способно обеспечить от такой инвестиции значительные выигрыши в будущем. Как за счет роста стоимости данной валюты (до указанного предела по золотому номиналу), так и за счет возможности последующей перепродажи в обмен на возвращающие себе стоимость после кризиса основные валюты. Если просто вложить средства в швейцарские франки, без всяких спекуляций и временных арбитражных операций, то инвестор сохранит свои сбережения и даже немного на этом подзаработает. А если будет проведена арбитражная операция, вроде описанной выше, то заработать он может неограниченно много, - при этом практически ничего не потеряв в абсолютно любой ситуации развития событий (иначе как Земля взорвется или наступит подобный по последствиям катаклизм, - разве что). Есть, естественно, варианты вложения средств в иные валюты, - будь то валюты, предполагающие наличие в обороте монетарного золота, или иные, - например, в кувейтские динары, брунейские доллары или оманские риалы, - но вся эта твердо-валютная экзотика мало достижима для рядового российского гражданина (да и не рядового - тоже).  

Естественно, всё вышеуказанное касается только т.н. «лишних денег», на которые не предполагается жить в годы кризисных явлений, которые нас всех ожидают, и которые нужно каким-то образом сохранить в условиях грядущих изменений финансово-экономической системы, а по возможности все-таки на них еще что-то заработать. Т.н. «последние деньги» в это дело лучше не мобилизовывать, - в самое ближайшее время, - а именно, - как было указано выше, - не позднее осени следующего года, - в России в прямом смысле слова будет не на что жить. Как лицам, имеющим рубли, так и валюту развитых стран, - а также, в первую очередь, - мерное слитковое и ювелирное золото. Повторится ситуация начала 90-х, когда разорившиеся потертые менялы и кооператоры конца 80-х возвращались в свои бывшие конторы, из которых когда-то с помпой уходили, и предлагали по сходным ценам свои кожаные куртки и «фирменную» одежду, - лишь бы что-то добыть из денег. Что будет продолжаться до тех пор, пока кризисные экономические и финансовые явления во всем мире не будут преодолены.  

Какие-либо операции с приобретением ценных бумаг каких-либо западных компаний не рекомендуется совершать до начала периода рецессии, когда начнется повышение их стоимости. Именно тогда в них следует начать вкладывать средства в ожидании вполне прогнозируемого роста их котировок на волне экономического роста в США и преодоления американской экономикой последствий финансового кризиса. Как для целей спекулятивного, так и дивидендного характера. Естественно, касается это все только ценных бумаг (преимущественно акций, хотя облигации в данном случае будут более надежными инструментами вложения средств) т.н. стратегических компаний, - т.е. обеспечивающих производство тех видов продукции и сырья для ее производства, без которых ни современная, ни какая-либо еще экономика просто не может развиваться и выйти из кризиса, - т.е. предприятий, обеспечивающих производство материальных (потребляемых, что немаловажно, с учетом ситуации) активов.  

В отношении предприятий, производящих т.н. не материальные или иначе «интеллектуальные» активы, - вроде программного обеспечения и продукции тонкой электроники, биоинженерии и тонких технологий, то их судьба, как и судьба их ценных бумаг, будет складываться иначе. В настоящее время, в ходе кризиса, они «сдуваются» до той стоимости, которую эти компании и их наукоемкая продукция реально представляют в мире, пройдя т.н. период сверхвысокого раздутого завышения стоимости своих активов, что касалось как производителей программного обеспечения, так и потребительской микроэлектронной продукции, достигнутого ими на восходящей волне экономической и потребительской конъюнктуры. В дальнейшем, - подобно звездам после взрыва, - стоимость их ценных бумаг будет колебаться в незначительных пределах вокруг реальной стоимости их активов, с учетом состояния их бизнеса и уровня ведения в них дел, а реальное повышение их стоимости будет связано лишь с принципиально новыми разработками этих компании в будущем или расширение объемов их деятельности.  

Поэтому обольщаться насчет перспектив их быстрого повышения в цене в процессе экономической рецессии не следует. Возрождающуюся после кризиса экономику развитых стран «потянут» вперед традиционные секторов промышленности и отраслей экономики, в которых и будут отмечены основной подъем и повышение активности. Волна подъема так называемых «новых технологий» начнется лишь спустя некоторое время, - после начала устойчивого роста основных секторов промышленности.   Интересно еще и другое наблюдение, которое можно сделать сегодня из обзоров прессы. Значительное число крупных компаний сегодня сокращают или уже сократили свои инвестиционные подразделения, а также группы по стратегическому развитию, оставив от некогда многочисленных штатов всего по несколько человек. Заявляя со скорбным видом, что Россия – не исключение в общим мировых тенденциях инвестиционного процесса. Хотя, казалось бы, именно период экономических кризисов представляет собой уникальную возможность для инвестиционной деятельности, когда как никогда в момент начала рецессии легко за бесценок купить крупную компанию, нуждающуюся в средствах, а в перспективе, за счет наличествующих денежных вливаний, - обеспечить подъем ее деятельности и последующую ее перепродажу (или простую перепродажу ценных бумаг компаний, купленных в начале рецессии за бесценок, за счет роста их стоимости в период экономического роста). Обычно, правда, возражают, что до периода рецессии еще нужно дожить, но в реальности ситуация иная. Большие штаты аналитиков в инвестиционной сфере нужны в первую очередь при высокой конкуренции на рынке в условиях активной развивающейся здоровой экономики, когда каждая мелочь может стать важным объектом вливания средств или спекуляций, - важно лишь правильно оценить ситуацию, отследив ее развитие. В условиях кризиса эта потребность в подобных раздутых штатах отпадает. Т.е. решить, что покупать, а что – нет, - предоставляется самая широкая возможность, - были бы деньги. А разобраться с этим может и очень узкая группа компетентных экспертов-генералистов (кстати, таковых мне доводилось встречать в российском бизнесе очень мало).  

Однако самой важной особенностью и положительным моментом таких глобальных кризисов является возможность со стороны государства всеми доступными средствами, - совершенно не обращая внимание на какие-либо обвинения в нарушении условий конкуренции и т.д., - под предлогом борьбы с финансовыми и экономическими трудностями, - начать кардинальное перевооружение и восстановление экономики. И что самое главное – ее традиционных секторов промышленности. В принципе, - крупные государственные вложения возможны в абсолютно любые сектора, - если их целью является модернизация и расширение производств, их удешевление, автоматизация, перестройка, - добавление новых экономически секторов и т.д. Главное, - были бы деньги и контроль за их адекватным использованием. Т.е. периоды экономических кризисов – это идеальная возможность для государства, не испытывающего формальных трудностей с денежными средствами, - построить себе экономику по самым новейшим мировым стандартам и своего структурному выбору, - обеспечив себе задел на период рецессии, а заодно и хорошие экономические связи с иностранными партнерами. Что у нас делается в этой связи, - я сейчас затрудняюсь сказать, но по большей видимости ровным счетом традиционно ничего. Хотя Запад всеми силами стремится использовать грядущий кризис именно для прикладных гос.интервенций в экономику. Руководство страны явно упускает вновь открывающуюся перед страной уникальную возможность обновить и развить свою экономику, сделав ее полноценной на фоне тех развалин, в которые она была превращена «рыночными» инициативами нынешних правителей и «теневой закулисы». В том числе и заказов на производственное оборудование за рубежом, - обеспечивая не просто денежные вливания в нуждающиеся в средствах экономики развитых стран, а делая это еще и с пользой для себя, да и для них.

Однако этого в России сегодня не делается. И даже не планируется. Дальше разговоров о химерах, вроде «нанотехнологий», руководство страны не идет, - упуская уникальную возможность решить практически все экономические и технические проблемы страны за счет Запада. Лишний раз оправдывая сделанное кем-то (не помню уже, за поздним часом) относительно России замечание, что: «Россия – это страна вечно упущенных возможностей».   Интересно еще и другое любопытное обстоятельство. Многие уже неоднократно обращали внимание на то, что всё большее число телеканалов изобилует сценами страшного и кошмарного будущего, которое уготовано жителям Земли, - от падения метеоритов, астероидов и гигантских цунами, и заканчивая нашествием йети, «индиго»-мутантов и пришельцев из космоса. В последнее время даже называются весьма точные сроки этих ужасных катаклизмов. Причем, подспудно сроки оказываются одними и теми же для разных событий и катастроф. Т.е. либо «в течение ближайших месяцев», либо в декабре 2012 года. Причем, происходит этом как на фоне ненаучного бреда по каналам центрального телевидения каких-то странных и сомнительных по содержанию шарлатанов, так и демонстративно орденоносных людей, выдаваемых за видных академиков, экспертов и научных светил.  

С учетом развивающихся кризисных экономических событий, подобная определенность очень легко объяснима. Зрителям подспудно внушается мысль, что всё в сравнительно близкой перспективе перестанет существовать. В том числе, и всё, что им принадлежит. А это значит, что … нужно меньше потреблять, меньше покупать, меньше тратить средств с расчетом на будущего, которого по сути, нет не только у России, но и у всего мира. Для чего в России нужен именно этот подход ? Здесь, на примере российских пенсионеров уже мной разбирался вопрос о том, что будет с российской экономикой, если им нормальным, а не нищенским образом увеличить пенсии. Они просто начнут активнее потреблять. Импортную продукцию, и в частности, - продукты питания. Поскольку своих (т.е. собственного производства) в стране катастрофически не хватает. Поскольку база российской экономики сегодня в части потребительских товаров – это импорт. Соответственно, чем меньше население в целом будет потреблять (ожидая грядущих катаклизмов), тем легче будет и без того уже сегодня основательно подорванной мировым финансовым и экономическим кризисом российской экономике. Идеальным вариантом было бы, чтобы люди в стране вообще перестали на время что-либо потреблять, но такого, увы, невозможно.

И если за рубежом, наоборот, всеми силами стремятся заставить сегодня людей потреблять больше, - т.к. потребление там осуществляется в основном за счет продукции их собственного производства, а не импорта, как у нас, - то у нас, наоборот, всеми силами (вот даже и паранормальными теперь тоже) важно заставить людей потреблять всего меньше, что позволит снизить импорт, а заодно и потери государства на «кормление» населения всем необходимым. Тем более, на фоне мирового продовольственного кризиса, российского недобора по с/х продукции, дорогой нефти и т.д. Как результат, - в стране потреблять скоро сможет только тот немногий, кто еще сможет себе это позволить, - как за счет остающихся у него средств, так и различных привилегий своего положения в обществе и над обществом. Тем более, - потреблять качественную продукцию, а не тот разнородный и неходовой ширпотреб, который в недалекой перспективе наводнит страну в результате вступления в ВТО, окончательно заставив забыть россиян о самостоятельной экономике, самостоятельной политике, государственной или даже вообще хотя бы о каком-то подобии самостоятельности и индивидуальности, а не конгломерата космополитизма, в который превращается страна и ее народонаселение.  

Поскольку по сути, - кроме деятельности в области первичного укрепления коррумпированной административно-бюрократической власти в стране и попыток ее чистки, так ничего и не было сделано. Все процессы как шли, так и идут эволюционным путем. Которые традиционно имеют в таком качестве тенденцию развиваться от плохого - к худшему. Т.е. государство - само по себе, власть и ее интересы – сами по себе, и происходящие в мире и стране процессы - сами по себе. Когда они вдруг действуют в одном направлении, все несказанно удивляются.  

Николай Ю.Романов 

1536
 3.06