Николай Юрьевич Романов

2264.1
Россия, Москва / Париж

Август 1991 года. Когда власть предает сама себя.

1991


“Городок мог по праву гордиться своим мостом, перекинувшим изящные стальные фермы между берегами столь обманчиво спокойной в это время года горной реки. Если посмотреть с его середины в воду, то еще и сегодня можно увидеть, что на дне, за небольшим скальным выступом лежит автомат. Его уже порядочно занесло песком, но он все еще хорошо виден. Магазинная коробка пуста. Двадцать лет назад, солнечным майским утром, он выпал из руки солдата, которому накануне исполнилось шестнадцать лет.” (с) Манфред Грегор “Мост”.

  Вчера вечером, находясь по делам в районе бывшего Калининского проспекта в г.Москве (в настоящее время – ул. Новый Арбат), я вдруг случайно обратил внимание на кучку в прямом и переносном смысле каких-то помятых, пожеванных и потрёпанных жизнью и временем людей, стоящих спиной к окружающему их транспортному потоку, собравшихся у памятника т.н. защитникам Белого дома, погибшим в ночь в 20 на 21 августа 1991 года, расположенным над въездом в туннель над Садовым кольцом. Помимо сотрудников правоохранительных органов, к ним никто из прохожих старался не приближаться. Более того, прохожие их сознательно обходили стороной, стараясь не вступать с ними ни в какие дискуссии, а зачастую и просто брезгливо кривя рот при одном лишь их виде.

  Эти БОМЖ-еватого вида оборванные, запущенные, постаревшие и не вызывающие к себе никаких положительных эмоций субъекты и их не менее опустившиеся спутницы, - все словно как на подбор из числа экзальтированных психопаток и истеричек, – это всё, что осталось от движения “Живое Кольцо”, весьма популярного на волне событий августа 1991 года и последующих нескольких лет, вплоть до октябрьских событий 1993 года. Которые каждый год собираются у этого памятника, чтобы на фоне силосной кучи из уже отслуживших свое цветочных букетов в очередной раз похвалиться друг перед другом своим героизмом в те августовские ночи, обменяться очередными и давно засаленными сплетнями, высказать массу гадостей и претензий по отношению к действующей власти, поблагодарить за все хорошее, что есть в мире, Запад и западные демократии, а также в очередной раз сказать друг другу, что “их предали”.

  Глядя на это печальное, так и продолжающее до сих пор стоять спиной к окружающему их миру сбродное собрание, объединяющее сегодня как “кухонных демократов” советского периода, так и их бывших противников из числа “идеологически верных” коммунистов, невольно вспоминаются слова некогда сказанные российским монархом в отношении Людовика XVII и его окружения, что “это люди, которые ничего не забыли, которые так ничего не поняли и которые так ничему не научились”.

  Чтобы начать данный материал и чтобы ни у кого не было иллюзий относительно того, что здесь будет написано, я просто сразу укажу, что мое Отечество закончилось в 1991 году. Я не обсуждаю того, было ли мне тогда достаточно лет, и был ли я в состоянии адекватно оценивать происходившие тогда события, было ли это Отечество хорошим или плохим, свободным или общенационального тюремного режима, легко ли в нем жилось или плохо, были ли у меня в нем перспективы или их не было. Но это была моя страна и мое Отечество. То самое единственное, которое бывает только раз в жизни, где бы потом человеку ни было суждено жить в этом мире. А к тому, что имеет место после 1991 года, как и к его руководству, я слово "Отечество" в качестве определения постыдился бы употреблять, как и демонстрировать свою сопричастность. Даже при том, что в нем все равно остаются … люди, народ. Оскотинившийся немилосердно за последние 20 лет в таком вот ... "отечестве". Народ, который стране и нынешней власти обязан только своей нищетой, так что ему по сути даже и предавать-то нечего, когда его отдельные представители уезжают сегодня за рубеж. И тем более, принимая во внимание ту его часть, которой сегодня за 35, и которая еще помнит СССР в качестве сознательно воспринимаемого элемента своей жизненной истории.

  Другой вопрос, что время идет и растут новые поколения. Которые уже даже и не жили в годы СССР, и которые сегодня воспринимают эту страну сугубо по современным телевизионным постановкам и бульварным романам, созданным по большей частью людьми, которые в годы СССР были никем. Или и того хуже, - людьми, которые всем без исключения в своей жизни были обязаны СССР, но которые при первой же возможности отказались от этой страны, а вместе с ней и от своего прошлого, постаравшись с чистой совестью предать все это и выдавая те достижения, которые могли быть ими сделаны только лишь в годы СССР и только лишь при материальной поддержке государственной системы, за свои личные достижения.

  И которые, так и оставшись в итоге никем, пытаются писать о том, чего не знали и не видели, будучи в лучшем случае в состоянии взирать на это с т.н. “кухонного уровня” или уровня дворовой мусорной свалки, а то и просто выступая в качестве целого класса советских полулюмпенизированных маргиналов, к уровню которых сегодня они стремятся подвести по культурно-интеллектуальному уровню всю страну. Благо что власть им это не только позволяет, но и наоборот, - активно способствует. Чтобы на фоне ее текущих явных “неуспехов”, вопиющей безграмотности и некомпетентности в социально-экономической и общегосударственной политике выглядеть не так бледно по сравнению с тем, что существовало и делалось в СССР даже периода итогового упадка этого государства, его идеологии, властной морали и принципов существования.

  И прилагая для того все усилия, чтобы доказать подрастающему или уже подросшему поколениям, что хуже СССР в истории ничего не было, и что именно поэтому не может быть не просто возврата к идеям этого государства, а само его существование может восприниматься лишь через призму максимального ограничения тех свобод, которые предоставляет современным людям нынешняя демократическая Россия, будь то отсутствие любых запретов в поведении и образе жизни или же выбрасывание мусора на улице в любом приглянувшемся месте.

Забывая при этом одну существенную деталь, озвученную героем Л.Броневого в телесериале “17 мгновений весны” в знаменитом монологе “Мост в будущее”: “Золото партии – это мост в будущее. Это обращение к нашим детям, нашим потомкам. Тем, кому сегодня месяц, год, три. Тем, кому сегодня десять, мы не нужны. Ни мы, ни наши идеи. Они никогда не простят нам голода и бомбежек. А те, кто еще ничего не смыслит, когда подрастут, будут говорить о нас, как о легенде. А легенду нужно подкармливать. Нужно создавать тех сказочников, которые переложат наши идеи на те слова, которыми будет жить человечество через 20 лет…”.

  Несмотря на противоречивость данного тезиса, именно сегодня, через 20 лет после распада СССР, идеи этого государства исподволь вновь начинают обретать почву среди молодежи. Которая просто пытается в какой-то момент понять, что же это было за государство, отдельные черно-белые кадры из жизни которого время от времени мелькают на экранах телевизоров или в роликах документальной хроники, представляющих собой монументальные картины строек, счастливых детей и искренне смеющихся людей (что по нынешним временам - большая редкость), которые встраиваются в очередной сериал или фильм о преступлениях и зверствах советского режима. И почему это тоталитарное и нечувствительное к интересам своих граждан государство оставило после себя не просто значительно больше всего того, чтобы было построено в Новой России за последние 20 лет (когда, казалось бы, в условиях свободы общество просто должно было бы развиваться семимильными шагами), но и продолжает самым непосредственным образом оказывать влияние даже на элементарный быть живущих в стране людей, наладить который никакая Новая Россия и ее власть просто не в состоянии, не говоря уже даже о том, чтобы поддерживать советское наследие, которое в те годы исправно работало.

  Люди хотят знать о том, что это было за государство. И с удивлением обнаруживают пусть и в самых примитивных и очевидно пропагандистских чертах то, что современная Россия утратила полностью. А именно, - идею социальной справедливости, пусть и часто формального, но социального равенства, социальной дисциплины и социальной защищенности. В каких бы странных формах они ни выражались в годы СССР, и как бы их ни пытались сегодня оспорить идеологии от новой российской демократии. Т.е. как раз те идеи, практического воплощения которых люди сегодня не только не видят в новом российском государстве, но и само присутствие которых в этом государстве в виде системообразующей структуры даже не предусматривается. И именно их наличие и заставляет население страны по прошествии 20 лет с момента распада СССР начать вновь обращаться, - нет, не к занятиям ботаникой на кладбище в том виде в каком это предлагаю нынешние коммунисты, - а к идеям тоталитарной, а в некоторых случаях даже и авторитарной государственности. Как к единственной в глазах подавляющей части населения страны форме обеспечения социальной защищенности граждан. Достигаемой пусть и частичной утратой тех свобод, широким разнообразием которых современное российское общество сегодня бесконтрольно, до безобразия и даже зачастую до самоотвращения перекормлено.

  И которыми поэтому в той или иной степени оно уже почти готово поступиться в пользу лица или группы лиц, которые наведут, наконец, в стране порядок и обеспечат людям если и не полностью справедливое существование, то хотя бы сносные условия жизни, полноценную, а не синтетическую и генно-модифицированную пищу, доступные и эффективные, а не просто сверхдорогие, да к тому же еще и экспериментальные лекарства иностранного производства, качественную потребительскую продукцию, а не те синтетические суррогаты, которые не просто не выдерживают даже относительно продолжительного использования, а просто элементарно вредны и опасны для здоровья. Да и многим еще чем из всего того, что в угоду максимизации прибыли поставляется сегодня в страну из-за рубежа, и что больше способствует скорее вымиранию и биологической деградации населения, чем его процветанию и каким-либо перспективам на будущее.

  Именно это отсутствие перспективы и заставляет сегодня россиян либо искать всеми правдами и неправдами прибежища за рубежом, либо (за неимением возможности уехать за границу) вновь обращаться к авторитарным идеологиям прошлого и современности, - даже зачастую несмотря на всю их бессодержательность и популизм. С одной-единственной целью, - обеспечить свое будущее. Даже не будущее своих детей и внуков, в сыновью-родительскую любовь и привязанность которых часть населения уже не верит. А именно хотя бы свое собственное будущее. Ввиду реальной перспективы оказаться в прямом смысле слова выброшенным на мусорную свалку социального существования и заканчивать свои дни в домах престарелых, беспомощно вынося все те издевательства и лишения, что им еще остаются в виде печального итога их жизненного существования.

Организационно и идеологически СССР был т.н. государством "восточной формации", собственно, организованном по принципу т.н. "восточных деспотий". Это - самая первая и фактически самая примитивная форма государственности из всех, когда-либо существовавших во времена эволюции человеческой цивилизации. А что касается партийной системы, то она составляла идеологический фундамент и каркас такой государственной формации, по аналогии с тем, как в тех же государствах "восточной формации" такую роль выполняла религия, а советские партийные бонзы в такой ситуации были ничем иным, как аналогом древней касты жрецов, да еще и находящихся у власти.

  Т.е. не было никакого “вживления” чуждой идеологии в Советской России, о котором в начале 90-х было модно писать на волне “демократической критики”. Это - не более чем структурный элемент, исторически и организационно характерный для подобных государственных образований. А в начале 90-х этот каркас окончательно прекратил свое существование. А вместе с ним и государство. И в 1991 году советской империи не стало уже "законодательно оформлено", хотя формальное разрушение ее фактически было налицо уже в конце 80-х.

  А сегодня эта страна вновь, после периода увлечения свободовластием, требует в лице своего населения возвращения к государственности. И к государственности именно тоталитарного типа, как единственно способного к наведению порядка в глазах рядовых граждан. Причем, не монархии, которая даже всерьез и не воспринимается, а формирования полудиктаторского характера. Даже не советского типа, коммунистического, о котором все всё прекрасно помнят и повторения тех репрессий не хотят, а ... германского, в годы приходы к власти национал-социалистов и Гитлера. И в немного меньшей степени (в основном, это характерно для зрелой интеллигенции) - итальянского, под руководством Б.Муссолини. В идеализированной форме. Как то ни парадоксально. А кто-то даже всерьез говорит о варианте франкистской Испании, в союзе не с католической, а с православной церковью. Но вариант пожелания по будущему страны у рядовых граждан всегда один. Государственность, законность для всех и порядок. А это - традиционный лозунг всех диктаторов.

  Интересным еще является и то, что к советской системе возврата не может быть хотя бы потому, что она никуда и не делась за прошедшее с 1991 года время. Она просто видоизменилась, лишившись традиционной для СССР идеологической надстройки, вернее, заменив ее на материальную составляющую. А содержание ее так и осталось без изменений. Просто экономический и силовой базис занял место чисто идеологической, лишенной влияния надстройки, как в случае перевернувшегося айсберга. И как результат этого - возникло современное российское государство, управлением им, гос.организации и всё с ними связанное. 

Ничто ведь никуда не делось за это время. И никак не поменялось. Ведь следует помнить, что главным принципом подбора на административно-руководящие должности во всех без исключениях мало-мальски серьезных организациях является принцип отнесения кандидатов к партийным и комсомольским карьеристам советского периода. Т.е. к лицам, вступавшим в КПСС и Комсомол только с целью продвижения по службе, карьерного роста, должностного продвижения, престижа и т.д. И которые рассматривали идеологическую составляющую сугубо с точки зрения личных интересов. И которые после 1991, а также 1993 года в полном составе оказались у власти в стране, будучи объединенные по данному принципу. Полностью исключив из значимого участия в руководстве страной, экономикой, силовым блоком, бюрократией и т.д. старых т.н. “идейных” партийцев и выходцев из Комсомола, откровенно рассматривавших представителей новой власти как предателей прошлого страны, ее идеалов, идеологии и т.д. “Идейных” сегодня уже нигде не осталось. Даже в КПРФ, которая уже давно превратилась сугубо в коммерческий проект, - да еще и побираясь в поисках денег из всех возможных источников. А во власти так и остались постепенно стареющие “карьеристы” от партии и Комсомола, так и находящиеся под контролем представителей силового блока. Что их и объединяет сегодня. Пусть даже и ввиду уменьшения их численности в силу возрастной смертности и выбытия из кадровой обоймы. А также в силу возникающего желания “обмануть систему” или “вильнуть”.

Именно поэтому, как и во времена М.С.Горбачева, реальную власть над обществом сохраняет бюрократия (собственно, и приведшая эту политическую фигуру к власти), окончательно пришедшая в тот период к власти в стране и полноценно оформившаяся в качестве самостоятельной движущей силы. Вернее, тот ее партийно-хозяйственный сегмент, который взял в свои руки власть в конце 80-х и закрепил в 1991-1993 гг., взяв ее из рук утратившего реальный контроль над страной партийно-идеологического сегмента. По аналогии с тем, как переворачивается подтаявший айсберг. То, что было в СССР внизу, стало наверху. Авторитарно-бюрократическая система в СССР прекратила своё существование уже под занавес жизни И.В.Сталина, - в последние его годы, причем смерть данного человека стала лишь формальным сигналом к закреплению тоталитаризма на остатках сталинского авторитаризма, хотя сам процесс этого был закреплен задолго до этого.

Но айсберг остался айсбергом, - тоталитарно-бюрократическая система и ее сущность не изменились, а эволюционировали дальше, равно как и продолжают эволюционировать и сегодня, в своих “кадровых потомках” советского периода выдвижения, находящихся сегодня во власти. С той лишь разницей, что основой их деятельности являются не страх перед системой и не идеологическая составляющая, лежащая в ее основе, а тот карьерный багаж и общий круг интересов, который они получили благодаря формальной поддержке со своей стороны этой идеологической составляющей в советские годы.

Ни для кого не секрет, что причиной необратимых событий, ознаменовавших собой т.н. “Август 1991 года” стал элементарный внутренний кризис социалистической экономической системы, которая в итоге оказалась неспособной обеспечить разнородные по своему характеру потребительские нужды общества и фактически прекратила свое существование в качестве полноценного элемента государственной системы, производя продукцию, которая никому не была нужна, никому не нравилась, не отличалась большим качеством, и которую покупали лишь вынужденно, за неимением ничего лучшего. Закономерным итогом чего стало развитие сектора теневой экономики и черного рынка в потребительском секторе, а также спекуляционных элементов практически любого характера, основанных на предпочтениях населения красивой и разнообразной западной продукции российской.

Плюс, - и что самое по сути главное в дополнение к системному кризису советской экономики, - в последние годы существования СССР имел место кризис основной идеологической модели в широких слоях общества. Пустые полки и очереди - это весьма серьезный аргумент к недовольству и критике строя. И что самое главное, - постепенный процесс захвата власти хозяйственной партийной элитой и утрата рычагов воздействия на ситуацию в стране у номенклатурной партийной элиты. А у кого в руках деньги и хозяйство, тот договорится с теми, у кого в руках сила.

И если до конца 70-х страна еще более-менее устойчиво управлялась идеологической партийной верхушкой, то в период приведения к власти М.С.Горбачева власть постепенно стала перемещаться в руки партийной номенклатуры, возглавлявшей и курировавшей экономический, финансовый и промышленный блок, интересы которой во все более значительной степени сливались с интересами силовых структур советского периода. В результате чего идеологическая партийная верхушка постепенно оказывалась все более фактически отрешенной от власти. Вначале формально, а затем уже и путем скрытого саботажа в самой системе организации административно-бюрократического процесса.

Итогом этого процесса стало то, что партийцы-хозяйственники договорились с партийцами-силовиками, тем более, что те впоследствии просто заставили их на себя работать, имея на них достаточно веский компромат не на одну “высшую меру”. А те, кто был в этой схеме лишним, просто утратили свой вес. В данном случае – партийно-идеологический блок, не имевший никаких реальных рычагов влияния на власть в стране, а по прошествии времени, к концу 80-х и практически полностью уже формально лишенный этого воздействия. Исключая тех из них, например, кто имел некие нужные связи. Например, за рубежом, по линии МИД/МВЭС/СЭВ, и кто потом оказался востребованным своими бывшими подчиненными из состава партийно-хозяйственной номенклатуры, ставшими во главе, у руля в стране “под присмотром” представителей активно обновлявшегося путем разного рода чисток партийно-силового блока.

Т.е. налицо был обычный упомянутый выше эффект айсберга, который подтаял и перевернулся. И то, что было ранее скрыто под водой, стало на поверхности, а что было сверху - ушло на время под воду. Базис сменил надстройку во власти в стране. Но и то, не полностью, а подчинив себе ее. Окончательно оформив ситуацию в 1991 году. Когда помимо общегосударственной хозяйственной партийной элиты большой вес в бывших республиках приобрели местные партийные элиты, как партийно-номенклатурные, так и партийно-хозяйственные. Потребовавшие уважения и соблюдения своих интересов. И фактически инициировавшие центробежное движение в составе СССР, разорвавшее страну на части. В частности, за счет поддерживающегося и отчасти даже культивировавшегося в обществе недовольства инородцами и т.д. Как в самой Российской Федерации, так и в республиках. Т.е. имело место законченное обретение силы национальными бюрократиями и заявление ими об этом. Как уже коррумпированного характера, так и активно коррумпинизируемого.

Исчезновение Советского Союза - результат кризиса общественно-политической идеологии в сочетании с ее экономической составляющей, способствовавшие росту коррумпированной номенаклатурно-бюрократической власти в стране и стремлением последней сбросить ставшие уже ненужными идеологические оковы, освободившись тем самым от отслуживших свое и доказавших свою несостоятельность догм. Обычная, если хотите, смена общественно-экономических формаций. Чистая диалектика. Прямо по Гегелю, Марксу и Ленину. Только движущей силой изменений, выступая в роли доминирующего класса, выступила бюрократия, оформившаяся в виде такого класса (или даже вернее - универсального надкласса), переподчинив или разрушив другие до того существовавшие классы, став безальтернативным хозяином на общественно-политическом и экономическом поле государства. Как в России, так, следует заметить, и во всех без исключения развитых странах. Где властвуют сегодня не промышленники, фабриканты и банкиры, а бюрократы, формирующий единственный устойчивый и состоятельный политико-экономический класс современного общества в развитых странах.

Традиционно, с точки зрения административистики и идеологии современной государственной элитистики, в сложившейся сегодня в мире системе государственно-адмнистративного контроля бюрократии над властью, не населяющему некоторое государственное образование обществу следует выбирать, как вести себя стране и какую проводить внутреннюю и внешнюю политику, - и даже не правительству и формальному властно-политическому истэблишменту. А тем лицам в силовых структурах, которые приводят их во власти и контролируют их поведение во власти.

При том, что сами эти представители, равно как и властный и политический истэблишмент (являющиеся индикатором предпочтений контролирующих их кругов) сегодня ориентированы на Запад, где у них находятся банковские вклады и объекты их вложения. И с которым они в итоге связывают свою дальнейшую судьбу и проживание. Даже прекрасно сознавая, что никогда своими и полностью самостоятельными там не будут. И в любой момент, по аналогии с любыми другими гражданами тех стран, к ним могут предъявить претензии на чисто государственном и даже бытовом уровне. В том числе и в части находящихся в их собственности средств. Чему мы уже неоднократно бывали свидетелями.

А считаются с ними там только до тех пор, пока они занимают в России какие-либо значимые посты и могут тем самым проводить угодную и подконтрольную Западу политику. В тех случаях, когда у них нет причин возражать против нее, т.е. когда она способствует и их собственным интересам тоже. Т.е. это своеобразные всевластные на определенной территории рабы, рассчитывающие на милость своих хозяев, когда они эту территорию по тем или иным причинам покинут. Лица, со сформированными еще в советские годы ложными стереотипами относительно западного мироустройства применительно к тому, что там есть и можно все, были бы лишь деньги. Которые всерьез рассчитывают на то, что награбив или нажившись здесь, они смогут сравнительно безбедно и без каких-либо серьезных проблем проживать там. Тем более, имея в прошлом статус государственных чиновников, сотрудников спецслужб и т.д.

Проблема в том, что после 1991 года коррумпированная административно-бюрократическая система еще не была сформирована и завершенно структурирована, - на ее формирование требовалось несколько лет. И пока этот процесс шел, пока происходило выяснение отношений, натравливание друг на друга карманных бандитов и т.д., самые серьезные объекты оказывались захваченными на то или иное по продолжительности время не представителями местных групп властного хозяйственно бюрократического влияния и направлявшими их силовыми структурами, а “чужаками”, которые стремились вынести для себя максимальную пользу из такого пусть и кратковременного, но все-таки владения. Попросту разоряя предприятия, распродавая все, до чего они могли бы дотянуться, не считаясь с проблемами будущего характера у соперников, которые возникнут, когда те вернут себе контроль над этими объектами. Заодно и ослабляя их, проводя политику “выжженной экономики”, по аналогии с “политикой выжженной земли”. Т.е. имели место многочисленные случаи тогдашних аналогов т.н. “расколотительных поглощений”, - как их наукоемко именуют сегодня в стране. Т.е. нужно было захватить и успеть разграбить.

Другое дело, что по ходу мероприятий потом часто выяснялось, что грабили они сами себя, т.к. захваченный или переведенный под их контроль объект оставался за ними. И нужно было уже как-то думать, чтобы заставить его вновь работать или каким-то образом приносить прибыль. А после разграбления, сами понимаете, это не так-то просто. Вот также и было с К.Бендукидзе. Разворовать и разрушить успешно успели, а когда выяснилось, что разрушали по сути свое же, - вернее, принадлежащее себе же, - стали хвататься за головы. Просто весь этот механизм в современной России уже мало кому широко известен, да и интересен – за давностью лет. Все больше популярны журналистские версии и различная сомнительная писанина.

Современная Россия – это территориально сверхкрупное архаичное геополитическое образование, находящееся на уровне лишь чуть выше упомянутого выше уровня “восточных деспотий”, сохраняющееся в своих границах лишь благодаря постепенно убывающим остаткам старого советского военного потенциала и слабой заинтересованности ряда соседних государств в непосредственной экспансии ввиду неблагоприятных климатических особенностей.

Однако проблема заключается в том, что подобные архаические государственные образования в условиях окружения, прошедшего в своей эволюции несколько исторических эпох, являются нежизнеспособными. Как динозавры в Сибири. Вопрос лишь во времени их исчезновения.

Чудес не бывает. Всё строится и объясняется сугубо научным образом. На основании вполне себе описанных процессов. В частности, в части политологии, эволюции государственных форм, систем правления, государственного мироустройства, идеологии и т.д. Меняющихся как эволюционным, так и реже революционным путем. Однако весь вопрос в том, что когда эволюция государства дойдет до соответствующего переходного уровня, самого государства может уже не быть. Его просто "съедят" соседи. Которые в своем развитии ушли уже достаточно далеко, чтобы за счет прогрессивности собственного устройства легко доминировать на территории "отсталого соседа". Каким в данном случае является все постсоветское пространство, которое в 1918 году из переходного периода к капитализму вдруг оказалось после революции на 70 с лишним лет на уровне древних государств восточной формации (восточных деспотий), а сейчас только "осваивает" (во вновь возобновившемся в 1991 году развитии) ранний период рабовладельческого строя, еще даже не добравшись до намеков на период Средневековья ? В своем государственном устройстве и существующих в нем отношениях. Оно просто в итоге само распадется в силу неспособности центральной власти продолжать удерживать целостность территории и противостоять местным и региональным центробежным тенденциям в составе местной бюрократии и связанных с ней лицами.

Не говоря уже о том простом тезисе, что власть бюрократии является высшей и последней формой государственного устройства и управления перед распадом этого государства в силу растущей коррумпированности данной бюрократии, ее неэффективности и все большего возрастания внутрибюрократических противоречий и формирования групп влияния и противостояния в борьбе за сохранение власти, положения, привилегий и доступа к деньгам, хозяйству и управлению страной. Так что не следует уподобляться социалистам-утопистам прошлого. Они тоже в основном надеялись на чудо. Замечательные были люди, хотя история и доказала всю их несостоятельность.

Но никакого чуда у России нет и не предвидится. Поскольку все чудеса легко прогнозируемы и для них всегда есть видимые предпосылки и основа в обществе. В частности, в доминирующем над обществом классе, общественной группой и т.д. В данном случае - в доминирующей над обществом бюрократии. Которая сегодня не способна даже консолидироваться перед явной угрозой утраты власти и самого государства как источника своего благополучия на его территории ввиду растущего давления извне и утраты внутренних источников и ресурсов сохранения власти. Люди продолжают между собой грызться. А все пресловутые "закручивания гаек", которые идут сегодня, это сугубо запоздалые и демонстративно-бессмысленные меры. Ими нужно было заниматься еще примерно десять лет назад. Когда еще из этого могло что-то получиться. А сейчас, - это примерно то же самое, как пытаться приварить новую водопроводную трубу к старой, от которой только ржавчина одна и осталась. При том, что и новая труба тоже мало чем по содержанию и состоянию отличается от старой, проржавев еще до того момента, когда ее пустили в дело.

Вот это - самое главное в современной России и в ее политике. А также в перспективах на будущее. Неумение бюрократии ввиду отсутствия у нее выраженного единоличного лидера самостоятельно сформировать некоторый вектор движения и государственную идеологию являются основой для разрушения государства, контролируемого подобной бюрократией. Поскольку бюрократия - это своего рода лишь хвост змеи, лишенный головы. Стоит каким-то образом добиться восстановления в стране реального, а не формального лидера, способного путем несложных манипуляций заинтересовать в своей политике бюрократия, как страна будет спасена даже в своей нынешней безвыходной ситуации. Полностью ли, частично, - поскольку время сейчас уже упущено, - но спасена. А не удастся, - старость встретим по всей планете вплоть до Антарктиды. И миллионеры, и рядовые граждане. На общих равных условиях.

Поэтому как бы ни парадоксально это ни звучало, но ничего в России на текущий момент искусственно менять не нужно. Поскольку это полностью бессмысленно. Будучи лишенной направляющего государственного вектора, определяющего через бюрократический механизм развитие страны, ее идеологию, внутреннюю и внешнюю политику, страна не имеет никаких перспектив. И поэтому остается лишь дожидаться того момента, когда коррумпированная бюрократическая система ввиду угрозы утраты власти в стране и контроля над ней по причине возрастающего внешнего воздействия, все-таки допустит выдвижение из своих рядов или неким посторонним образом во главу себя лица, которому уже она единоличным делегирует часть своих властных полномочий, подобно тому, как народонаселение делегирует бюрократии полномочия по управлению страной. Когда именно это произойдет – вопрос дискуссионный. Но определяться он будет в первую очередь кризисом кадрового состава действующей номенклатурной бюрократической системы советского периода наследия, которой просто не будет находиться равноценной кадровой замены, что и приведет в итоге к упрощению государственной системы управления и ужесточению этой системы, что и спровоцирует в итоге консолидацию власти в руках некоего выдвинутого или поддержанного бюрократической системой … “российского фюрера”. Выступающего на основании советских идей социальной справедливости, которым уже более 20 лет. В дополнение к эффективным в экономическом и социальном плане, но совершенно деидеологизированным разработкам авторитарных режимов Германии, Италии и Испании ХХ века. И заметим, - осуществляющего эти действия весьма жестко и конкретно, а не декларируя в разных позах эти действия, как поступают сегодня нынешние ставленники системы. Т.е. залогом будущего современной России является обеспокоенность за свое будущее представителей российской коррумпированной административно-бюрократической системы, в том числе и ввиду крайне низкой поддержки этих людей со стороны населения страны.

Пока же подобных тенденций на наблюдается, на текущий момент эволюция страны идет в том направлении, как и должна идти. Точно соответствуя положениям политической экономии по данному вопросу. Страна эволюционирует. Другое дело, что тот этап истории, который она проходит сейчас, далеко не лицеприятен, т.к. соответствует переходной исторической форме от позднего рабовладения к раннего феодализму. А до чего-либо более современно предстоит ждать еще несколько десятилетий. Пока этот путь не будет пройден, что-либо менять или вводить искусственно в стране бессмысленно. Она и ее народонаселение должны теперь успеть в "ускоренном" режиме пройти заново весь этап исторического и экономического развития, который был пройден человечеством со времен государств т.н. "восточной формации", каким по своей структуре был СССР, и в какой форме он перестал существовать в 1991 году как и все подобные ему классические империи т.н. "старого типа". Так что, считайте, с 1991 года должно пройти не менее 40 лет, - должно вырасти два поколения не знавших СССР, чтобы с этим новым народонаселением можно было что-то делать в плане формирования в стране новой государственности.

Не случайно ведь, - приводя аналогию, - Моисей водил евреев по Синаю 40 лет. И все по простой причине, - с теми людьми, что вышли с ним из Египта, Землю Обетованную нельзя было завоевать именно из-за тех традиций, что этот народ наследовал у египтян. Все это должно было забыться, трансформироваться, облечься в мифы, а люди - стать другими, чтобы воспринимать эти мифы в качестве желанной реальности. Т.е. должны специально быть назначены или сформированы естественным эволюционным путем те самые сказочники, “которые переложат наши идеи на те слова, которыми будет жить человечество через 20 лет…”

Многие сегодня говорят о т.н. “русском бунте”. В августе 1991 года, - с приложением такой возможности ко дню сегодняшнему или завтрашнему. И при этом все как один заблуждаются. Пресловутый "русский бунт", когда он все-таки возникает, - даже в условиях нынешней выродившейся страны, - представляет собой не возмущение людей против правительства, президента, парламента, царя, органа правопорядка, коррупции или какого-то отдельно взятого института государства или сопровождающего существование государства явления - по отдельности, как это происходит на Западе. Это всегда бунт ... против России. Против той страны в целом, которая существует на данный момент, и которая людей перестает удовлетворять во всех своих проявлениях. Что и приводит в итоге к тому, что сносит не только всю государственную систему и их приспешников, но и привычный уклад и положение дел в стране в целом. Т.е. "сносит" напрочь всю страну в целом. В результате накапливающейся озлобленности народонаселения в силу его возрастающей неудовлетворенности своим текущим положением и его перспективами. Включая и вполне безрадостные перспективы для своих детей. Понимающие и осознающие это даже на волне всеобщей культурно-идеологической и интеллектуальной "обдолбанности" (вульг.) нынешнего населения с одновременным культивированием в его среде идей восхваления потребительского и паразитического свойства и образа жизни. "Живи - жуя и кайфуя!"

Т.е. страна и ее гос.система в подобной ситуации исчезают полностью, а представители этой гос.системы и различного рода репрессивных органов оказываются фактически вне закона, как лица, ассоциирующиеся с исчезнувшей страной, вызывающей всеобщее недовольство, неодобрение и ненависть своими предшествовавшими действиями. Вне зависимости от их положения, занимаемых должностей, склонности к коррупции, правонарушениям и т.д. И вне зависимости от их попыток реставрации и сохранения исчезающего гос.строя и государства путем различного рода вооруженных проявлений, саботажа, экономических преступлений, террора, идеологических диверсий и иных попыток направить поток народного недовольства в неком заданном русле. Т.е. их попросту этим потоком сметает, несмотря даже на вооруженное сопротивление. Как и различных инородцев, с которыми часто бунтующим народом ассоциируются его проблемы, будь то евреи сто лет назад или евреи, разнородные кавказцы и прочие “хунхузы”, как сегодня.

Собственно, что и становится в итоге материалом для гражданской войны вплоть до тех пор, пока все представители старой системы либо оказываются перебитыми, либо успевают сбежать за рубеж с максимумом доступных и награбленных ими богатств, либо оказываются в настолько незначительном меньшинстве, что уже не в состоянии оказывать влияние на какие-либо процессы во взбунтовавшемся государстве. В результате чего оказываясь затем на довольно шатких позициях "военспецов", обучающих новое поколение будущих государственных представителей при новой власти.

Также и с пресловутой интеллигенцией или иным лицам, к ней себя причисляющим. Поскольку весь современный рафинированный эстетствующий псевдо-бомонд России представляет собой точный аналог того эстетского растленческого бомонда, который наличествовал в Царской России перед известными революционными событиями 1917 года и в годы Гражданской войны, вплоть до массового исхода этих людей за рубеж. Впрочем, часть ученых и иных людей, для которых слово "Россия" действительно что-то да значила, все-таки остаются в ней при любых условиях, формируя в дальнейшем научный и культурно-просветительский корпус при новой власти. Очевидно, что из всей упомянутой выше публики в качестве "военспецов" остаются отнюдь не лучшие в профессиональном плане лица, а лишь те, кто рассчитывает на волне подобных перемен подняться в жизни или улучшить свое материальное положение (например, рассчитывая на продвижение своих псевдонаучных и авантюрных идей), или же те, кто по разными причинам просто уехать из страны не может. А страну покидают действительно лучшие в профессиональном плане специалисты, а также те, кого на вполне обоснованном основании можно отнести к социальной и профессиональной "грязи" наиболее экстремистского свойства и толка.

Другой вопрос, - кто приходит к власти в этом случае ? Ответ очевиден, - тот, кто выдвигает первым именно те зачастую очень популистские лозунги, отражающие полностью, просто, безоговорочно и в доступной форме те идеи, которое население хочет видеть реализованными немедленно, и за которые оно готово пойти на уступки и даже на некоторые лишения. Лишь бы это произошло. Тем более, что к лишениям к тому времени уже не привыкать. Т.е. те люди, с которыми появление этих лозунгов будет ассоциироваться первыми, - с людьми, которые первыми их оформят в виде пусть даже сугубо формальных, но ставших повсеместно известными лозунгов и законодательных документов, вроде тех же декретов. Заявив о себе, что они - власть, и они принимают то, что хочет от нее народ, являясь выразителем его интересов. Какими бы странными и зачастую пугающими эти интересы и пожелания по своим последствиям ни были. А для населения достаточно одного того, что его требования и пожелания приняты в некотором оформленном законодательно виде, чтобы в дальнейшем уже перегрызть глотку любому, кто попытается внести в эти вырванные в результате бунта требования хоть какие-то изменения, отменить их или попытаться реставрировать старый режим или что-то к нему близкое по характеру, что народом было отторгнуто в процессе бунта.

Т.е. получив хотя бы формально то, к чему народ стремится, он будет защищать это полученное до конца, или по крайней мере, до того момента, пока в нем не иссякнет тяга к насилию и бунтарская склонность постепенно не сойдет на нет. Т.е. люди будут знать, что именно они защищают, за что борются, и что самое главное, - что это то самое, чего они хотели, добивались и наконец получили, чтобы кто-то попытался каким-либо образом у них это отнять. Очевидным делом автоматически поддерживая именно ту вначале сугубо популистскую власть, которая первой провозгласила эти тезисы. Как в ее борьбе на внешнем фронте против внешних проявлений агрессии против нее, так и в ее борьбе на внутреннем фронте, - как с представителями старой системы, так и с иными политическими партиями и движениями, а также различного рода организованными и разобщенными бандитскими, националистическими, региональными, групповыми, этническими и религиозными противовластными проявлениями. До их полного истребления или, наоборот, до гибели и затихания бунта, а вместе с ним и власти, которая обеспечила этому движению формальную законность за счет удовлетворения основных требований народа. Собственно, в чем и заключается основа проявления гражданской войны в обществе.

Очевидно также и то, что в силу повышения своего возрастного состава и невосполнения необходимого кадрового массива по уровню обеспечения личной лояльности системе, нынешняя власть в стране все больше теряет рычаги управления и контроля над ситуацией. В первую очередь в силу отсутствия у нее достаточного объема денег, на которые и была сделана единственная ключевая ставка в новом российском обществе после 1991 года в качестве средства контроля и разрешения всех проблем в государстве. В том числе и за счет подкупа различного рода диаспор и опять-таки “покупки” местных лидеров, представителей национальных и религиозных групп и т.д. Т.е. все достигалось за счет денег, вернее – за счет их перераспределения в пользу нужных представителей, в том числе и становящихся в дальнейшем частью центральной власти и обеспечивающих своими ресурсами ее интересы по контролю за народонаселением с целью удержания его в повиновении, довольствуясь лишь незначительными подачками в его пользу за счет личного обогащения представителей власти, а также приближенных и окормляющихся вокруг них лиц.

Сегодня лишних денег в стране нет. Нет даже и не лишних. Экспортных поступлений все меньше. На всех, как было раньше, не хватает. И не хватает очень серьезно. Государство и содержание властной коррумпированной административно-бюрократической и силовой системы становится все более затратным. Содержание региональных и местных групп влияния, - как национального, так и религиозного и административно-хозяйственного характера, за счет денежных отчислений становится все менее реальным по причине отсутствия достаточного объема денег.

В ближайшие три года планируется значительное сокращение управленческого корпуса, что отнюдь популярности власти не прибавит, хотя и позволит найти часть денег для их использования в интересах власти. Т.е. формируется искусственно-вынужденным образом все более растущая прослойка явно недовольных лиц, которые считают себя обиженными властью. В дополнение к обычным гражданам, которые, сами того не ведая, всякий новый день обнаруживают, что они постепенно лишаются и того немного, что у них еще есть с советских времен, - вернее, их успешно лишат всего этого, даже не поставив в известность о происходящем. И сделать что-либо в свою защиту они ничего не смогут. В особенности, одиночки, старики, инвалиды, калеки и прочие социально уязвимые лица. Понятное дело, что здесь действительно дело дойдет уже до стихийных проявлений, которые затем и могут вылиться в широкие бунтарские проявления на всех территории страны, тем более, в регионах с большой численностью сгруппированного в одном районе народонаселения. Будь то мало-мальски обеспеченные города или даже исчезающие сельские поселки, идеально подходящие под коттеджи и прочие застройки.

А ведь этому народонаселению, которое уже из последних денег оплачивает “спортивные” олимпийские и прочие совершенно бессмысленные, но очень дорогостоящие прихоти нынешней власти, еще предстоит оплачивать и грядущий чемпионат мира по футболу и всякие прочие сомнительные встречи, съезды, слеты и т.д. И это – в условиях растущего бюджетного дефицита, тотальной нехватки рабочих мест, снижения и без того уже отсутствующего в оформленном системном виде национального материального производства, падения доходов от экспорта и т.д. При том, что власть и приближенные к ней лица продолжают играть “в бирюльки” в свое удовольствие за счет государства, вовсю пользуясь его ресурсами сами и направляя их на что угодно, кроме поддержания жизнеспособности этого самого государства и слагающих его элементов.

Не видеть этого сегодня нельзя. И не только в российской глубинке и провинциальных городах, где люди уже давно привыкли обходиться без формальной власти, а заодно и сами выходить из всех затруднительных жизненных ситуаций. Но и на уровне крупных городов. В частности, на уровне поведения диаспорических группировок, степени контроля за ними и готовности власти использоваться этот “аргумент” в случае необходимости для давления на народ.

Хуже всего то, что в результате подобных русских бунтов в первую очередь всегда страдают наименее защищенные объекты системы государства, а именно – библиотеки, музеи, театры, исторические памятники и иные объекты академической культуры и истории, а также иные хранилища культурно-исторических ценностей. Поскольку бунт не делает различий между подобными объектами, в равной степени громя и уничтожая на своем пути и здания органов гос.власти и библиотеки. А попутно, провоцируя различных лиц на вывоз и кражу предметов культуры, экспонатов и реликвий из таких центров.

В результате чего новой власти приходится фактически начинать не только писать и составлять культуру и идеологию “с нуля”, но и всеми доступными способами пытаться вернуть похищенное или утраченное в огне или в ходе таких варварских бунтарских погромов и хищений. В дополнение к общим проблемам внешнего и внутреннего характера, которые несет вместе с собой утрата государства и всей государственной системы в целом в процессе бунта. Как в плане организационного, так и кадрового и материального характера.

“- Вы знаете, мне кажется, что молодежь хороша именно такая, какая она есть. Старик понимающе посмотрел на меня. – Думаю, что вы пока еще просто слишком молоды, чтобы объективно судить об этом. – Вероятно, да, - вы правы. Я повернулся и ушел с моста.” (с) Манфред Грегор “Мост”.

Николай Ю.Романов

(из материалов беседы/интервью)

2000
 8.06