Николай Юрьевич Романов

2274.1
Россия, Москва / Париж

Кошелек без денег

1000



События последней недели внесли кардинальный перелом в ситуацию, складывавшуюся на Украине в последние несколько месяцев. Невнятная позиция центральной украинской власти, неспособной решиться на самостоятельные действия без санкции контролировавших их олигархических кругов юго-восточной части Украины, находившихся это время в состоянии переговоров одновременно и с Москвой, и с Объединенной Европой, и с США с Великобританией, а также отсутствие ясной и конкретной позиции Москвы по украинскому вопросу, привели в итоге к тому, что и должно было произойти. Там, где в Западной Европе и в России в равной степени считали дни т.н. Евромайдана в Киеве уже сочтенными, произошло нечто, неожиданное ни для кого. Власть полностью сдала свои позиции, отступила и бросила страну на произвол судьбы, подставив в итоге под удар сотрудников правоохранительных органов, государственной администрации, мало-мальски материально и денежно обеспеченных людей, стоявших за властью в центральной части Украины, а также всех лиц, так или иначе бывших к власти лояльными или занимавших по отношению к ней нейтральные позиции. Отдав всех этих людей, их жизни, здоровье и их имущество на усмотрение участников  постепенно нарастающей волны погромов и грабежей со стороны участников т.н. «прозападного» движения в стране, оказавшихся в итоге у власти, а также сугубо криминальных групп, пользующихся лозунгами Евромайдана и евроинтеграции для маскировки своих сугубо уголовных преступлений в отношении граждан и их имущества.
 
Собственно, итоговой точкой в процессе распада украинской государственности стала поездка в Киев Лукина в роли представителя от России, когда всем и на Востоке и на Западе стало понятно, что Россия «слила» Януковича, а в более глубоком содержании этого вопроса, - «слила» те олигархические силы юго-востока страны, которые стояли за Януковичем и за действующей системой власти в стране. Им было элементарно отказано в финансовой помощи, что и стало в итоге причиной «схлопывания» украинской государственности как раз в тот самый момент, когда, казалось, все для т.н. оппозиционеров уже было решено.
 
Итак, Украины как таковой, - в том виде, в каком мы привыкли к этому государству за прошедшие 20 лет, - сегодня больше нет. Есть два территориальных образования, одно из которых контролируется все более нарастающими сторонниками политического национал-анархизма, переходящего постепенно в самые экстремистские формы в отношении лиц и сторон, в концепцию этого национал-анархизма никак не вписывающихся, - будь то русскоязычное население, русский язык, советское историческое прошлое, сторонние культурные традиции, национальные меньшинства и т.п. И второе образование, расположенное по другую сторону Днепра, в юго-восточных регионах страны, представляющее собой то, что можно сегодня назвать образованием остаточной украинской государственности, в той или иной степени контролируемое представителями лояльных старой власти органов и администраций, а также, что немаловажно, представителями диаспорического еврейского олигархического капитала, являющегося владельцами практически всего крупного и среднего бизнеса на этой территории во всех сферах экономической деятельности и приложения капитала. Населенное в общем и целом довольно неплохо существующим и материально обеспеченным населением, имеющим занятость, работу, источники существования и даже средства накопления богатства. И которое ни при каких обстоятельствах, за вычетом незначительного процента социально-политических маргиналов и просто сумасшедших лиц, не приветствует того, что произошло в Киеве. Для которого единственным гарантом их нынешнего положения остаются местные региональные администрации и властные структуры, а также их собственные руки и способность по защите личных жизней, здоровья и имущества от грабителей «с того берега Днепра», которые в их глазах ассоциируются с тем разоренным о сожженным Киевом последних недель, повторения которого у себя в городах они никак не желают. И тем более, никак они не желают и оказаться заложниками у подобных вот людей, так или иначе пробирающихся на юго-восточные территории с запада Украины и пытающихся организовать там некие выступления, подобные киевским. Причем, гарантом власти в этих самых юго-восточных регионах население рассматривает отнюдь не Москву, а местных … олигархов и крупных бизнесменов и предпринимателей, контролирующих промышленный, финансовый и иной деловой капитал в этих регионах, а через него и все местные власти.
 
Отношение к украинским олигархам у местного населения в этих регионах носит двоякий характер. В основном их не любят. Даже те, кто на них работает и кто от них зависит. Однако их не любят значительно меньше, чем не любят Москву, с представителями деловой коррумпированной бюрократии и олигархами из которой здесь тоже весьма неплохо знакомы, равно как и тем более значительно меньше, чем не любят экстремистов с запада Украины. В результате чего сегодня юго-восток Украины, за вычетом территории Крыма, выступает сегодня под лозунгом «За самостийность, без Запада и Москвы», рассматривая в качестве единственной основы самостоятельности только свои территории и все, что на них находится. Не прибегая для этих целей ни к помощи Запада (как в лице блока Евросоюза, так и США с Великобританией), ни к помощи Москвы. Хотя и не прочь получить от нее заказы и поддержку на работу местной промышленности и организации деловой деятельности. Т.е. с Москвой здесь готовы торговать и на Москву готовы работать, но ни при каких условиях не «идти под Москву», на тех или иных условиях входя в состав Российской Федерации. Что, на самом деле, и являлось пусть и в самых мягких формах, но безусловным требованием российской стороны к украинскому юго-восточному олигархату, вкупе с установлением контроля над принадлежащим им бизнесом, на условия чего этот олигархат не пошел, в итоге лишившись Киева и контроля над частью свои деловых активов на западе страны, не говоря уже о средствах, необходимых для функционирования этих активов и их использования в коммерческих интересах.
 
Собственно, вот та картина, которую мы наблюдаем сегодня на Украине после событий последней недели, бегства президента страны и постепенно распространения проявлений национал-анархизма на западном берегу Днепра на все, что связано с государственным управлением, органами правопорядка, а также на экономический и финансовый блоки, не говоря уже о рядовых гражданах и представителях деловых кругов более-менее зажиточного содержания. Страна, разделенная Днепром и экономическими возможностями на два лагеря (а с учетом складывающейся ситуации в Крыму, то и на три лагеря), с разоренной экономикой, утратившей стабильность финансовой сферой и без внятных перспектив того, что же с ней будет дальше, коль скоро от нее формально отказались и Евросоюз, и Россия, прекрасно понимая в обоих случаях, что нет никакой целесообразности брать на себя такую обузу в виде государства, реструктуризацию экономики которого необходимо оплачивать с нуля несколько лет, да еще и на его условиях, равно как и кормить в добавок к этому и его население, в ситуации, когда политическая нестабильность может свести к нулю все ранее сделанные успехи в реструктуризации той самой экономики и финансовой сферы.
 
Что же из себя представляет сегодня Украине в качестве потенциального объекта распространения чужого влияния как на ее территорию, так и на ее экономическое пространство ? По сути, это страна-банкрот, как бы страшно ни звучало это словосочетание. Причем, банкротство ее носит характер устойчивого явления в течение продолжительного периода времени, в рамках которого государство и его экономическая и финансовая системы просто оказываются не в состоянии нормальным образом воспроизводить свои ресурсы и все, что с ними связано применительно к обеспечению и поддержанию в стабильном состоянии экономической жизни страны, ее экономических агентов и ее населения. Т.е. это страна, которая перманентно нуждается в финансировании не столько в части обеспечения ее поступательного развития, сколько поддержания ее жизнеспособности и предупреждения кризисных явлений в составе ее народонаселения. Страна, проедающая больше, чем производящая.
 
Связано это в первую очередь с тем, что за те 23 года, прошедшие с момента распада СССР, на Украине не было сделано ровным счетом ничего для создания собственной автономной и самоподдерживающейся экономики, ориентированной в случае ее мобилизационного использования на внутренние ресурсы. Все, что сегодня есть на Украине, так или иначе досталось стране от СССР, являясь частью общего экономического и индустриального пространства бывшего Советского Союза. Касается это как промышленных предприятий, так и сельского хозяйства и основывающихся на его продукции производств. Фактически все, чем владели украинские олигархи, так и продолжало оставаться ориентированным на советское прошлое и на его главного носителя в современном мире на постсоветском пространстве в лице России.
 
Лишившись заказов со стороны России (абстрагируясь от проблем, которые немедленно возникнут в ряде отраслей уже российской промышленности, в которых также за прошедшие 23 года не было создано собственных промышленно замещающих производств на своей территории), эта промышленность остановится, а в дальнейшем и просто будет распродана на металлолом, как было с российскими предприятиями, лишившимися союзного значения после распада СССР. То же и с сельским хозяйством.
 
Именно виду того, что страна могла существовать все эти десятилетия только за счет российской промышленности и поступающих от нее заказов, за счет российского потребительского товарного и сырьевого рынка, включая и рынок сельскохозяйственной продукции и полуфабрикатов, а также за счет грузового и иного транспортного транзита через ее территорию опять-таки в интересах России и других стран из состава республик бывшего СССР. Сегодня, ввиду сложившейся ситуации, Украина лишается всех этих трех возможностей.
 
При том, что ресурсы ее собственной финансовой системы полностью исчерпаны, не говоря уже о том, что средств пусть даже и на авральную реструктуризацию собственной экономики в обеспечение ее внутренней автономии по мобилизационному признаку у страны и ее населения объективно нет. Одновременно с этим очевидно, что средства эти Украине не предоставят страны Евросоюза. Как и очевидным является то, что не договорившись с украинским диаспорическим еврейским олигархатом, следствием чего и стало устранение в итоге со своего поста В.Януковича ввиду утраты поддержки его и контролировавших его лиц с юго-востока Украины со стороны Москвы, соответствующие средства не будут предоставлены Украине и Москвой. Не говоря уже о действиях обеспечительного характера, которые хотя бы в какой-то мере смогли бы помочь стране и ее населению выбраться из того тяжелого экономического положения, в котором они оказались в результате действия прозападных сил на своей территории в последние месяцы.
 
При том, что и сами страны Евросоюза отнюдь не в восторге от перспективе включения в свой состав на каких-либо правах Украины. Поскольку одно дело получить в свое распоряжение полноценный и платежеспособный рынок для готовой продукции и полуфабрикатов, с возможностью вывоза и использования дешевого местного сырья и трудовых ресурсов непосредственно в стране их нахождения, и другое получить страну банкрота, которой нужно постоянно предоставлять все новые и новые объемы денежной помощи в обмен на то, что там не будут постоянно проходить некие изменения бунтарского характера, на будет литься кровь, власть не будет переходить от одних местных региональных кланов к другим, не говоря уже о перспективе слияния части территорий этой страны с Россией, что никак не вписывается в планы западноевропейских и заокеанских стратегов. Иными словами, тот кошелек без денег, который представляет собой сегодня Украина, да еще и кошелек дырявый, ни в какой степени не устраивает Евросоюз. Вот почему в последние полтора месяца, осознав перспективу того, что же за государство они получат в итоге в свое распоряжение, - даже если оно сохранится в своем полном нынешнем территориальном составе, - проукраинскую риторику прекратили даже самые оголтелые западноевропейские политики, стоящие на атироссийских позициях. Коль скоро наличие такого экономического пространства, так или иначе ассоциированного с Евросоюзом, означало бы для стран ЕС еще большую финансово-экономическую дыру, чем представляют собой Греция, Кипр, Испания и Исландия вместе взятые. Как-либо заткнуть которую просто не представляет возможным, а деструктивное влияние которой на страны Старого Света будет настолько велико, что они просто рискуют столкнуться с еще одним экономическим кризисом.
 
Однако объективно Украина сегодня все-таки кому-то нужна, и этими кем-то традиционно являются США и Великобритания, а также примыкающая к ним Турция, серьезно рассматривающая свои перспективы относительно Крыма и ряда прибрежных территорий страны. Позиция США и Великобритании по данному вопросу понятна, - найти 15-20 млрд.дол.США для поддержки и реструктуризации украинской экономики на прозападный лад под контролем англо-американского бизнеса не составляет никакого труда. А перспективных выгод от контроля за страной в самом сердце Восточной Европы, обладающей огромным потенциалом влияния на Россию и постсоветское пространство, в прямом смысле слова не считано. Тем более, что упомянутый выше еврейский олигархический бизнес с юго-востока Украины, лишившись поддержки Москвы ввиду ее несогласия с теми условиями, которые выдвигал за свою лояльность этот олигархат, сегодня стоит в очереди к дверям соответствующих ведомств в США и Великобритании с готовностью выразить свою лояльность уже им в обмен на поддержку и на сохранение объектов их владения на Украине. Причем, переговоры эти отнюдь не безосновательны и отнюдь не обречены на провал, как было у этих людей в Москве.
 
Кроме того, важную роль в регионе традиционно играет Турция, активно поддерживающая мусульманское население Крыма в его ориентации на автономизацию от Украины и сформировавшая за прошедшие 15 лет более чем внушительный объем своего участия в туристической и иной деловой инфраструктуре Крыма. Причем, население это в лице крымских татар отвечает турецкой стороне полной лояльностью и взаимностью интересов, что проявлялось еще в начале 90-х в известном выражении кого-то из местных лидеров, что «из-под России мы не вывернемся никак, а из-под Украины – в два счета». Что, собственно, и происходит сегодня. Когда, как показывают сводки с тех мест, наряду с пророссийскими и отчасти прозападными стихийными выступлениями и митингами в Крыму, все более преобладающую роль начинают играть выступления татар, - носящие пока еще мирный характер, но наглядно демонстрирующие то, что они являются не просто заинтересованной в судьбе полуострова силой, а силой вполне организованной и готовой отстаивать свои интересы в том числе и военным путем. Причем, интересы эти с Россией никак ими не связываются.
 
Иными словами, Украина сегодня находится на пороге распада на три отдельных территориальных образования. На западную и восточную части, а также на Крым, за который перспективно и начнется противостояние, доходящее вплоть до военного характера, со стороны России в отношении других заинтересованных в этом регионе участников игры в лице Западной Украины, Евросоюза, США с Великобританией и Турцией, активно поддерживаемых против России местным крымско-татарским населением. Соотношение, конечно, не в пользу России, но здесь важным будет являться даже не баланс сил, а желание руководства страны довести дело до конца, а не «слить» Крым, как то произошло с Киевом. И как то неоднократно уже происходило и в других ситуациях, когда Москва успешно «сливала» участников тех или иных противостояний и конфликтов, доверившихся России, - вне зависимости от регионов их нахождения, - а власти страны сохраняли при этом самую торжественную и благопристойную мину. Как они сохраняют ее и сейчас, по итогам киевских событий, равно как и по итогам событий в Сирии, связанных с полным провалом уже изначально несостоятельных в своей сути переговоров в Женеве, также организованных Москвой. Поэтому сегодня главным вопросом остается не то, примет ли Россия в свой состав те или иные территории Украины, готовящейся распасться на зоны экономического влияния разных межстрановых группировок, а то, за сколько она в лице своего теневого руководства «сольет» свое самоустранение из этого процесса. К недоумению россиян и бессильной злости людей, оказывающихся на «слитой» территории и в очередной раз чувствующих себя преданными. Причем, преданными по сути одними и теми же самыми людьми, что их предавали в 1991 году еще в составе СССР и впоследствии, всякий раз, когда дело заходило о конкретной помощи и необходимости принятия конкретных жестких решений.
 
Кто-то правда, может, как уже сегодня идут разговоры, возразить, что, мол, зачем России-то нужен этот самый кошелек без денег, да еще и дырявый, которым является что вся Украина, что ее отдельные территории, в которые как бы ни пошло дело, а все равно придется вкладывать огромными средствами, которые опять-таки будут изыматься не из кошельков российской коррумпированной властной бюрократии и даже не из государственного бюджета, а из карманов обычных россиян, по ставшей за прошедшие 6 лет уже традиционной схеме ? Ответ на этот вопрос сравнительно прост и тривиален. Как на уровне простого жонглирования образами, так и в экономическом плане. Дело в том, что для того, чтобы в рваном кошельке без денег завелась монетка-другая без риска выкатиться из него в никуда, нужно просто перевернуть этот кошелек этой дырой вверх, раз уж нет так прямо сразу возможности ее зашить. И тогда попадающие в него деньги так и будут лежать в нем на своих местах, пусть и попадая в него через … дыру, а не через предназначенную для того плотно закрытую верхнюю часть, которой как раз и придется в этом случае играть роль инструмента и гаранта сохранности и накопления денежных ресурсов, а не обеспечивать их извлечения.
 
Та же аналогия полностью жизнеспособна и для нынешнего состояния нынешней украинской экономики юго-восточных регионов и Крыма. Все, что требуется, это перевернуть кошелек без денег дыркой вверх, и тогда ситуация быстро перейдет в стадию нормализацию. Важным является лишь то, кто это сделает с Украиной ? Мы или американцы с англичанами. Или турки. Или Евросоюз, буде они все-таки решатся на подобный шаг по введению внешнего управления страной или той части ее территорий, которая так или иначе окажется под их контролем. Коль скоро сами украинцы, - что восточные с их «самостийностью ото всех», что западные, с их национал-анархистскими настроениями, - к этому делу оказываются явно неспособными.
 
Николай Ю.Романов
----

876
 0.00