Николай Юрьевич Романов

2263.7
Россия, Москва / Париж

Без права на Совет

КЕi

В течение всей прошедшей недели западные средства массовой информации довольно активно обсуждали принятое большинством голосов Парламентской Ассамблеи Совета Европы решение о лишении Российской Федерации права голоса на заседаниях ПАСЕ ввиду неподобающей политики, проводимой страной в отношении Украины и территорий Крыма, включая участие России в референдуме по определению территориальной принадлежности полуострова, завершившимся присоединением этой территории к России и вхождением в ее состав на правах субъекта федерации, с распространением на нее особых льгот в экономическом плане. А также ввиду отказа России выполнять те рекомендации, которые неоднократно делались ей со стороны Европейского Союза по данному вопросу. В то время как в самой России тема этого политического решения по линии ЕС практически не освещалась после того довольно вялого финального демарша, которым отозвалась на данное событие в завершение прошедшей недели российская делегация, а также ряда довольно блеклых комментариев по данному сюжету в прессе, от которых веяло больше осуждением, чем здравым смыслом в оценке произошедшего.
 
И дело даже не в том, что все выглядело или сознательно было обставлено так, словно российская сторона перед кем-то оправдывалась или извинялась за свой уход с заседания и голосования ПАСЕ, а в том, что нет никаких оснований полагать, что данная акция не станет началом окончательного «изгнания» российской стороны из Совета Европы, а попутно и сворачивания сотрудничества России с основными административными институтами Объединенной Европы, не говоря уже о кардинальном изменении всех направлений политики Евросоюза по отношению к России. Причем, в сложившейся ситуации даже не играло бы особенной роли, как именно российская делегация покинет заседание Ассамблеи, - как с организацией публичной пресс-конференции, выдержанной в тонах некоего ущемленного сожаления, или же просто молча и в тишине покинув зал заседаний, а заодно и само здание, без каких-либо комментариев для средств массовой информации, что в данном случае было бы гораздо привлекательнее и предпочтительнее с точки зрения позиции, занимаемой государством по касающимся его вопросам, с учетом той вакханалии и политической травли, которая развернулась в отношении России на последнем заседании с ее участием.
 
Ограничение России в правах голоса в ПАСЕ по сути носило уже заранее предопределенный характер, - вне зависимости от того, какое бы течение ни приняли события на Украине и какую бы позицию ни заняла по ним российская сторона. Присутствовавшей на заседании делегации следовало лишь принять эту меру просто в качестве очевидного и предсказуемого свершившегося факта, не устраивая из итогов обсуждения и голосования некую попытку развязывания очередной волны политического клиентилизма и риторики в свою пользу по уже имевшему месту политическому акту. Не следует забывать, что в ЕС все и обо всем прекрасно осведомлены из того, как и что происходит на Украине. Однако, интересы ЕС по данному вопросу значительно рознятся с теми, которые преследует Россия, причем в отличие от России, интересы эти носят именно сегодня, в условиях мирового кризиса, критический для ЕС характер. Содержание которого здесь также прекрасно понимают. Ввиду чего все попытки каких-либо разъяснений ситуации российской стороны применительно к государствам-членам ЕС автоматически не имели никакого практического смысла, оставаясь лишь пустыми словами, поскольку никак не решали проблемы той угрозы, которая скрывается для ЕС за происходящими на Украине событиями, а также за действиями Москвы на данном направлении.
 
Правда, теперь следует задуматься над вопросом о том, насколько легко, - после того, как страна столь громко хлопнула дверью на весь Евросоюз, - России потом придется вновь пытаться открывать эту дверь в конце года, если к тому у нее еще будет некая потребность или … возможность ? И это даже в том случае, если страны Объединенной Европы не займут в совокупности некую единую позицию по отношению к Москве и к ее политике, наполнив ее всякого рода требованиями, которые невозможно было предъявить к России, уже находившейся в составе Совета Европы, но которые легко поставить в качестве условия ее возвращения в состав полноправных членов этой организации и связанных с ней структур. Вне зависимости от того, какие экономические и финансовые интересы будут страдать в этом случае в самом Евросоюзе. Так в чем же дело ? Почему Евросоюз в глазах российских СМИ и всяких отечественных экспертов-аналитиков ведет себя столь странно, а Россию фактически «без пяти минут» исключают из Совета Европы ?
 
Что вообще по сути представляет из себя этот Совет Европы в прикладном смысле ? И его Парламентская Ассамблея, большинство которой фактически почти что указало на прошлой неделе России на дверь ? Безусловно, нет ничего непонятного в целях и задачах этой организации, с которыми можно ознакомиться, просто прочитав соответствующие уставные и регламентационные документы по характеру ее деятельности. Однако в них не указаны или, вернее, лишь весьма размыто представлены те главные цели, ради которых эта организация существует в составе административных и координационных органов Евросоюза. Что позволяет российским аналитикам и комментаторам в СМИ регулярно обвинять Совет Европы в том, что эта организация представляет собой лишь собрание отставных третьеразрядных политиков, «досиживающих свой срок», не играющая никакой роли в разработке и в проведении практических аспектов какого-либо из направлений европейской политики, при том, что даже принимаемые ей резолюции формально не носят обязательного для кого бы то ни было характера. А следом за этими аналитика и комментаторами – и российским политикам и ответственным государственным лицам. С соответствующим отношением к Совету Европы и к его деятельности. При том, что с учетом опыта моей работы в структурах, имеющих непосредственное отношение к бюрократическим институтам ЕС, а также с «людьми из России», приезжающими туда работать или (что будет сказать точнее) просто просиживать там штаны за государственный счет, эти люди просто даже не понимают, что из себя представляет та организация, куда они попали, как она работает, и как в рамках нее нужно выстраивать отношения, проводить переговоры, координировать работу и т.д. Чем и занимаются члены делегаций и служб их обеспечения в составе ПАСЕ в свободное от пленарных заседаний время. Занимаясь отнюдь не эфемерными, а вполне конкретными практическими вопросами настоящего и будущего Евросоюза и связанных с ним государств.
 
И дело даже не в том, что сложившееся в России представление о ПАСЕ в корне неверно, а в том, что за почти два десятилетия, прошедшие с момента ее вступления в состав ПАСЕ в 1996 году, Россия так и не смогла интегрироваться в состав этой организации на правах равноправно работающего члена, - по аналогии с другими странами в составе Евросоюза и условно обобщенной Европейской территориальной зоны, - чтобы на практике воспользоваться теми возможностями, заложенными в характер деятельности данной организации, которые дает членство в ПАСЕ своим членам. Так и оставшись в итоге неким подобием уличного «панка», по странному стечению обстоятельств попавшего во всем своем уличном наряде и с сопутствующими ему «ароматами» на званный фуршет и удивляющегося тому, что с ним мало кто хочет общаться из числа всех этих одетых в смокинги и фраки джентльменов и великосветских дам. Да еще и требуя к себе регулярного и по-любому особого внимания, нарушая установленные правила этого великосветского общения некими сомнительными выходками, объясняя это своей исключительностью. Собственно, проводя подобную аналогию, это - то, чем была Россия на момент своего вступления в ПАСЕ, и чем она в итоге так и осталась, - несмотря на все проведенные в составе организации годы. Постоянным фактором раздражения, к тому же, не выполняющим большинство из условий и обязательств, добровольно взятых на себя и главное – подтвержденных к исполнению страной, при ее вступлении в члены Совета Европы.
 
Так что же такое ПАСЕ для всех входящих в нее стран ? Всем, кто когда-либо занимался вопросами единой европейской политики, известно, что все без исключения международные европейские институты имеют очень конкретное прикладное значение и содержание, а также набор функций, которые они выполняют, включая и те из них, выполнение которых осуществляется ими в тесной координации друг с другом. За исключением ПАСЕ, функции которой на фоне всех прочих европейских организаций выглядят странно размытыми, а сама она кажется внешне ни для чего конкретного не нужной и даже, по мнению российских любителей считать свои и чужие государственные деньги, объективно нуждающейся в упразднении из-за элементарной необходимости экономии средств.
 
Увы, но это - не так. ПАСЕ имеет в своей основе главную и ключевую функцию, которая и определяет всю будущую политику Евросоюза, а также всех слагающих его административных институтов. Дело в том, что это – организация, отвечающая за идеологию политики Евросоюза. Организация, являющаяся в одном лице и лоцманом и штурманом, дающими указания того самого рекомендательного и якобы никого ни к чему не обязывающего характера к тому, как будет меняться политическая и социальная картина Евросоюза в ближайшие годы и десятилетия, и какие в связи с этим тем или иным наднациональным органам ЕС необходимо принимать действия уже сегодня. Как и странам, входящим в Совет Европы, но не являющимся членами ЕС, - хотя и желающими, тем не менее, сохранять с Евросоюзом тесные отношения.
 
Т.е. это - организация, занимающаяся оценкой политической, социальной, экономической и финансовой конъюнктуры как внутри самой Объединенной Европы, так и за ее пределами, включая регионы, могущие оказывать воздействие на ЕС, с формированием рекомендаций как отдельным странам из состава Единой Европы, так и целым их группам, относительно того, что, почему и как им следует делать, чтобы своими действиями или мерами политики отвечать текущим или грядущим изменениям и не дестабилизировать весь Евросоюз или отдельных своих коллег по его общей «корзине» государств, а в случае появления ситуации, при которой такие меры для них являются единственно необходимыми, - чтобы обеспечить необходимые действия компенсаторного характера, которые могли бы позволить избежать потрясения для других стран ЕС и всего Евросоюза в целом, сохраняя в итоге стабильность и целостность всего этого союза государств. Вот почему при всей своей внешней необязательности и рекомендательности, резолюции Совета Европы всегда и безукоснительно выполняются членами этой организации или «принимаются ими к сведению». В противном случае их заставят это сделать мерами внутренней регламентной политики ЕС, не допускающей «политического своеволия» кого-то одного в ущерб всем остальным. Вплоть до угрозы исключения из состава Евросоюза или блокирования их в нем участия. Или лишения их тех или иных прав, которые дает членство в организациях из состава Евросоюза. В частности, в ПАСЕ. До чего, впрочем, обычно дело не доходит, т.к. все входящие в Совет Европы страны прекрасно знают, для чего они вступали в эту организацию, и для чего она нужна, равно как и чем им приходится жертвовать для обеспечения и поддержания в ней своего статуса.
 
Т.е. став членом Совета Европы, некая страна обязуется в точности выполнять выдвигаемые к ней рекомендации в рамках единой экономической, финансовой, социальной и иной политики Евросоюза, полным или каким-то иным ассоциированным членом или участником которого это государство теперь является. Если нет желания в силу какой-либо «самости» соответствовать этим требованиям и выполнять положения и рекомендации Евросоюза, - в Совет Европы лучше не вступать. Но уж если страна вступает в Совет Европы, то она тем самым обязуется соответствовать проводимой им единой скоординированной политике. Во всех сферах своей жизни. Поскольку в противном случае, все ее политические и экономические «выверты» и самостоятельные, ни с кем не скоординированные на уровне ЕС демарши, рискуют серьезно подорвать ситуацию в других странах союза и в Евросоюзе в целом. И поэтому фактически не допускаются. Подменяясь единой концепцией общеевропейской внешней политики и особыми отношениями между государствами в рамках ЕС. Коль скоро решения даже по крупным национальным проектам любого профиля и характера, затрагивающим или могущим затрагивать интересы всего ЕС, рассматриваются сегодня на общеевропейском, а отнюдь не только на национальном уровне. С учетом оценки того, как это повлияет на другие страны-члены и на ситуацию в них. Направления этой политики и перспективы таких проектов и определяются Советом Европы, являющимся штурманом и лоцманом политического плавания стран ЕС, и закрепляются на сессиях ПАСЕ, становясь обязательными к исполнению как руководящими и исполнительными органами самого Евросоюза, так и аналогичного рода органами государств в его составе, а также государств не членов ЕС, на тех или иных основаниях входящих в Совет Европы. И никак иначе. Поскольку только соблюдение единой дисциплины позволяет такому союзу существовать в более или менее стабильном виде продолжительное время.
 
Собственно, вот та самая главная практическая задача, для которой и существует Совет Европы, - все это «сборище отслуживших свое списанных политиков». И ничуть не меньше. Поскольку за этим скрывается обеспечение социально-политической стабильности всего Евросоюза за счет учета и взаимного увязывания интересов каждого его члена с интересами других так или иначе связанных с ними сторон. И наоборот, - с подчинением интересов меньшинства большинству. Как с компенсацией подобных действий, так и с обеспечением других возможностей, позволяющих избежать ущемления интересов этих стран. С учетом того, как по имеющимся у Совета Европы прогнозам в самых разных областях будет развиваться мир и сами страны Европы, чтобы проявление тех или иных новых тенденций не стало бы неожиданной угрозой для политики ЕС. Вот почему в Евросоюзе и в структуре международных организаций из его состава действует принцип обязательности исполнения формально не обязательных решений, принятых Советом Европы.
 
Однако, Евросоюз – это Евросоюз, в то время как в состав Совета Европы входят и государства, не являющиеся его членами. В том числе пока еще и Россия. Как быть с ними ? Таким же образом, как и в случае со странами-участницами Еврозоны. Если некая страна является членом Совета Европы, то предполагается, что она должна увязывать свою политику в соответствии со все теми же рекомендациями Совета Европы. Какими бы ущемляющими ее внутренние интересы они ни были. Да, она может от этого отказаться, т.к. для нее эти решения не являются обязательными. Но в этом случае она гарантированно столкнется с ущемлением своих интересов в рамках единой политики ЕС по отношению к ней. Именно в силу того, что несоблюдение ею мер политики, рекомендованных ей к исполнению Советом Европы, может дестабилизировать ситуацию как внутри ЕС, так и в составе государств, так или иначе связанных с ЕС во всем мире. Поэтому, если государство является членом Совета Европы, оно должно также выполнять все эти «необязательные» требования в отношении себя. В противном случае его либо заставят это делать, либо тем или иным образом дадут понять, что каким бы ценным партнером или игроком на международной арене применительно к Евросоюзу это государство ни было, его членство в Совете Европы будет прекращено ввиду неисполнения им общих «правил игры», и в отношении него будут проводиться те меры политики по всем ее направлениям, которые ЕС считает возможным для недружественных для себя государств, политика которых рискует дестабилизировать ситуацию на территории этого межгосударственного образования.
 
А теперь вспомним, что же из себя представляла все эти годы деятельность России в составе этой организации ? Даже абстрагируясь от того, что Россия выполнила лишь весьма небольшую часть тех обязательств, которые были взяты ей на себя в 1996 году при вступлении в Совет Европы. Фактически, не было ни одного года, чтобы Россия в своей политике так или иначе не вступала бы в прямую или косвенную конфронтацию с интересами ЕС как единого стабильного образования. И дело даже не в соблюдении Россией каких-то рекомендованных ей прав и ограничений на своей территории. Главной проблемой и постоянной головной болью Евросоюза стали не прекращающиеся попытки России установить в обход мер и программ единого общеевропейского сотрудничества по схеме «Россия-Евросоюз» всякого рода сугубо двусторонних преференциальных соглашений экономического, политического и финансового характера с отдельными государствами членами ЕС и членами Совета Европы из числа не членов ЕС, что по своим последствиям наносило бы вред другим государствам ЕС в рамках их собственной и единой скоординированной общеевропейской политики.
 
В совокупности, Россия все эти без малого двадцать лет являлась постоянным дестабилизирующим фактором, предпочитая договариваться в рамках и в формате «страна-страна», а не «страна-Евросоюз», который рекомендован к соблюдению и реализации для государств-членов ЕС, предлагая тем самым в прямом и переносном смысле слова демпинговые и преференциальные политические и экономические проекты, выгодные России и конкретной стране в составе ЕС, ее партнеру, но торпедирующие единую политику Евросоюза ввиду того, что они ставят в неравные условия эту конкретную страну и другие государства ЕС, не участвующие в проекте. Что достигается именно за счет контрактов с Россией в обход единой политики Евросоюза. Практически во всех областях экономической, финансовой, политической, социальной и даже культурной жизни.
 
Преследуя свои интересы, Россия не учитывала интересов Евросоюза, а то и вовсе сознательно шла на их нарушение, объясняя это не более лишь чем своей историко-экономической, ресурсной и территориальной исключительностью, из-за которых с ней необходимо считаться на особых, а не на общих условиях даже на уровне европейских институтов и политики и резолюций Совета Европы. Причем, какой очередной «финт» может «выкинуть» Россия на международной арене, а также в структуре своих внутренних дел, которые могли бы так или иначе повлиять на внутреннее положение дел в ЕС, и главное, - когда именно это произойдет, - понять зачастую было просто невозможно. В результате чего прогноз отношений с Россией в рамках оценок прогнозистов аналитических служб Совета Европы всегда был либо негативным, либо резко негативным, что давало возможность Евросоюзу «заложиться» на любое непредсказуемое заранее развитие ситуации со стороны России в самый неподходящий момент. Коль скоро в составе органов ЕС страна перманентно продолжала вести себя как медведь в лавке, где торгуют стеклопосудой. И о какой-либо координации совместных действий с ней говорить в итоге не приходилось, т.к. свои интересы, а также интересы своих стран-контрагентов по проектам российское руководство всегда ставило выше интересов ЕС как единого надгосударственного образования. Тем более, что коль скоро при любых попытках указать российскому руководству на то, что договариваться нужно со всем Евросоюзом, а не с Германией, Францией, Бельгией, Нидерландами или Польше по отдельности, Москва немедленно поднимала вопрос об ущемлениях своих интересов, обрушиваясь на Брюссель огнем из всех орудий как на международном, так и на внутринациональном театре военных действий с применением всех доступных ей инструментов пропаганды. Как во внутренней, так и во внешней политике. Хотя в реальности страна в очередной дестабилизировала или пыталась дестабилизировать на своих условиях и своими решениями и действиями единую скоординированную европейскую политику, и ЕС всякий раз ничего не оставалось, как принимать против России очередные защитные меры, чтобы просто обезопасить себя. При том, что просто исключить Россию из того же Совета Европы, речь просто даже не шла. Поскольку если в случае членства страны в ПАСЕ еще можно было как-то попытаться найти с ней общий язык, так или иначе, - даже через великие сложности в каждом отдельном случае, с учетом всякого рода «революционных» экономических инициатив Москвы, -  сумев как-то увязать с российской политикой интересы всего Евросоюза, то в случае выхода России из ПАСЕ ни о какой скоординированной политике говорить бы уже не приходилось, и у Москвы оказались бы полностью развязанными руки на установление двусторонних соглашений с государствами-членами ЕС в ущерб, - за счет этой избранной келейности, - общим интересам всей группы ЕС. Что в итоге означало бы если и не полный развал Евросоюза, то по крайней мере носило бы однозначный характер действий, направленных на то, что политику в Брюсселе теперь будет определять Москва. Что по понятным причинам в Единой Европе никого не устраивает.
 
Однако, если до последнего времени с таким положением дел еще можно было как-то смириться, то с началом событий на Украине в прошлом году, закончившихся в итоге февральскими событиями в Киеве, а затем и с отделением от Украины части территории в пользу России в виде полуострова Крым, а также с потенциальным отхождением в ее пользу целой группы юго-западных регионов страны (вне зависимости от тех разрушительных для российской территориальной целостности и государственности последствий, которые это будет иметь для России), ситуация для ЕС и для проводимой Евросоюзом единой экономической и политической политики стала критической. Дело в том, что нынешняя дестабилизация ситуации на Украине весьма больно и неприятно ударяет по экономическим и финансовым интересам всего Евросоюза. А не только отдельных входящих в его состав государств. Единые сложившиеся меры экономической политики ЕС на восточном направлении не просто трещат по швам, а полностью нарушены. Ситуация на просто вышла из-под контроля, а наносит Евросоюзу прямой ущерб. И более того, этот ущерб определяется даже не тем, что те или иные территории Украины отходят к России, а тем, что на них полностью замерла экономическая жизнь для европейских предприятий и всех сфер делового сектора.
 
Сегодня многие, начитавшись за последние месяцы сообщений в российских СМИ, говорят о том, что это де Европа и США спровоцировали своими действиями нынешнее и предшествующее ему развитие ситуации на Украине. В реальности, это заявление голословно и … неверно. Дело в том, что как и в случае с уже многими полузабытым СССР (вину за распад которого все по традиции возлагают на М.С.Горбачева), в 2013 году Украина в прямом смысле слова начала «валиться» как самостоятельное государство, полностью исчерпавшее возможности для своего существования в той навязанной ему его властями экономической форме, в которой эта страна жида последние 20 лет.
 
Т.е. те события, которые мы наблюдали на Украине в течение последнего полугода, так или иначе все равно бы произошли. Раньше или позже. Безальтернативным образом. Даже в том случае, если бы Янукович получил из Москвы или от контролировавших его олигархов прямое указание на подавление выступлений в Киеве, равно как и страна получила бы обещанную Януковичу необходимую финансовую и материальную помощь от России. События развивались уже по необратимому сценарию, страна фактически вошла «в экономическое пике», и вывести ее из него не была способна уже никакая российская помощь, равно как и никакие силовые акции. Что в итоге означало лишь то, что те события, которым мы были очевидцами, все равно бы произошли. Вне зависимости от того, спровоцировали ли их некие эфемерные посулы ЕС об экономической интеграции в Единую Европу или действия США и российских властей. То, что произошло на Украине, произошло бы все равно, как бы ни развивались события. Поэтому осуждать в этом плане страны Евросоюза – это то же самое, что осуждать и Россию, в последний момент фактически бросившую Януковича, не сумев договориться с украинскими олигархами об условиях показания обещанной помощи и оставив его один на один с безвластием. Поэтому ситуацию следует рассматривать сегодня лишь на уровне чистых констатаций. На уровне которых действия России сегодня, как и несколько месяцев назад, рассматриваются Евросоюзом напрямую как попытка агрессивного вторжения даже не в сферу внешних экономических и политических интересов Евросоюза в обеспечение его политической стабильности, а нанесение проникающего удара непосредственно внутри Евросоюза, направленного на дестабилизацию этой организации и проводимой ей единой скоординированной политики п овсем ее направлениям. Воплощаемой и вырабатываемой тем самым Советом Европы и ПАСЕ в качестве его органа.
 
Т.е. на прошлой неделе, после консультаций и целого букета предупреждений, ПАСЕ в итоге фактически приняло решение о том, что действия России по отношения к Евросоюзу через проводимую Россией политику на Украине являются прямо враждебными. И Евросоюз обязан в такой ситуации защищаться. Ввиду того, что Россия прямо не выполняет всех резолюций и указаний на этот счет со стороны Евросоюза по линии Совета Европы, продолжая проводить политику в своих интересах. Ставя под угрозу европейскую стабильность по всем направлениям проводимой ЕС политики. Коль скоро пертурбации вокруг Украины наносят каждый день существенный урон финансовой и экономической состоятельности Евросоюза, по аналогии с тем, как от брошенного в воду камня расходится в стороны много волн, а не одна. Итогом чего и стало «последнее китайское предупреждение» России в виде лишения ее права голоса в Совете Европы. Которое уже фактически граничит с признанием России недружественным государством по отношению к Евросоюзу, ввиду проводимой ей деструктивной политики на сопряженных с Евросоюзом территориях, в частности, на территории государства, также входящего в Совет Европы. Со всеми из этого извлечениями относительно экономических и финансовых перспектив для России со стороны Единой Европы. Самой легкой из которых становится уже сейчас обсуждаемое предложение введения в отношении Москвы рестриктивной ценовой политики, с отчислением части средств от внешнеэкономической и финансовой деятельности в пользу поддержания нынешней власти в Киеве.
 
Иными словами, то, что произошло на прошлой неделе, когда российская делегация была вынуждена покинуть очередную сессию ПАСЕ, на которой «рассматривался вопрос» России, также явилось лишь результатом политики, систематически проводимой Россией в отношении Евросоюза в течение последних тринадцати лет. Политики, заметим, граничащей с постоянными злоупотреблениями. С которыми в Европе были вынуждены мириться как с меньшим злом. Однако сегодня, ввиду сложившейся на Украине ситуации, этой политике со стороны Евросоюза положен предел, потому что напрямую ставит под угрозу целостность Единой Европы и содержание проводимой ей политики в отношении всех входящих в этот союз государств или примыкающих к нему по линии Совета Европы, создавая прямые экономические, социальные и финансовые проблемы на уровне костяка этих государств в составе Евросоюза. И с этим мириться уже никто не будет. Даже на уровне «политических импотентов», которыми выглядят сегодня официальные представители европейских государств в различных институтах ЕС, наличествует единое мнение относительно того, что в этот раз Россия зашла слишком далеко, и безопасность Европы поставлена если и не на карту, то находится от этого состояния весьма недалеко. Тем более, с учетом растущей активности на рынке долговых обязательств стран Еврозоны и не прекращающихся попыток расширить свое влияние на отдельные государства из числа костяка Еврозоны за счет заключения с ними двусторонних договоров в ущерб единой европейской экономической политике.
 
Впрочем, есть здесь и еще одно обстоятельство, которое хотя и находится пока на уровне прогнозов, но уже весьма серьезно беспокоит европейских политиков. Связанное с перспективами существования самой России. Ведь с чем вообще связана такая странная политика Совета Европы в принятии решения, и почему поставлен столь необычный срок ограничения, - не календарный год в 365 дней, а до конца 2014 года ? Дело в том, что как уже отмечалось ранее, с учетом складывающейся в России на сегодняшний день экономической и финансовой ситуации, усугубленной проблемами на Дальнем Востоке, а в дополнение к ним еще и необходимостью финансирования территорий Крыма, Евросоюз серьезно рассматривает перспективу территориального распада России уже до конца этого года. Чему в обоснование существуют специально подготовленные аналитические справки, прогнозы и записки, в которых сроки начала утраты страной ее территориальной целостности, ранее относившиеся на период в 3-4 года с конца 2013 года, сейчас подверглись корректировке, в результате чего ЕС предлагается быть готовым к катастрофическим изменениям на территории России уже в течение этого года. Как применительно к территориальной целостности страны, так и применительно к темпам тоталитаризации и централизации государственной власти, а также нарастающей автаркизации национальной экономики в части финансовой сферы, чему свидетельством являются меры российского руководства по формированию самостоятельных внутренних платежных систем, комплексов терминального обслуживания, введения национальных карточных платежных систем, а также принятия на себя основных направлений банковского обслуживания, которые сегодня так или иначе контролируются западными организациями и частными компаниями. Плюс ко всему показательным является курс Министерства Финансов и Центрального Банка РФ на то, чтобы отрезать население страны от иностранной валюты ввиду ее чрезмерного удорожания и формирования ее итоговой недоступности для большинства граждан страны ввиду элементарной недостаточности имеющихся у них рублевых ресурсов для приобретения валюты в качестве средства сбережения или платежа при выезде за рубеж, с последующим изъятием всех находящихся у населения валютных средств за счет их вынужденной продажи на внутреннем рынке в обеспечение достаточного уровня материального обеспечения и существования ввиду растущих цен на импортную продукцию и иные товары в условиях импортозависимой экономики. Что позволит в итоге руководству страны мобилизовать в свое распоряжение от 40 до 60 млрд.дол.США, находящихся в настоящее время на руках или на банковских счетах граждан, которое население будет вынужденным образом продавать, расплачиваясь по дорогостоящим кредитам, за услуги ЖКХ, а также просто оплачивая свое проживание в стране с учетом возросшей стоимости потребительской ценовой корзины. А ведь есть еще и финансирование Крыма и потенциально – территорий Украины, которые по условиям референдума могут захотеть войти в состав России и которые она обязана будет принять в свой состав, чтобы публично не потерять лицо. А это – от 210 до 240 млн.дол.США финансирования в месяц на каждую из таких вновь входящих областей Украины. Только для того, чтобы к концу года эти территории смогли более-менее на достаточном уровне наладить свою жизнь, а их население было бы обеспечено всем необходимым, включая и денежную массу в обеспечение товарной циркуляции и экономической деятельности в этих районах. И этих денег по понятным причинам у Москвы нет. Тем более, в условиях негативного развития для страны экономической и финансовой конъюнктуры в последнее время на рынках ее традиционных сырьевых экспортных товаров. Плюс, последствия от событий прошлого года на Дальнем Востоке. Что делает Россию особенно уязвимой именно сегодня, когда ей безальтернативным образом в случае чего придется включать в свой состав новые территории, а заодно и выдерживать серьезное экономическое, финансовое и политическое давление по всем фронтам. Которого, как полагают сегодня в Европе, страна вполне может и не выдержать. Что в случае распада или растаскивания России региональными коррумпированными бюрократиями и группами влияния создаст для ЕС еще большие проблемы, чем создает сегодня сама Россия фактом своего существования и своей политики. И вот в преддверии подобного развития ситуации ЕС готовится к принятию дополнительных защитных мер. В том случае, когда он будет иметь дело уже не с Россией в ее нынешних границах и даже не с Россией с перешедшими под ее территориальное управления несколькими районами Украины, а с группой территориальных образований, возникших на ее бывшей территории, с режимами власти, близкими по характеру безвластия к тем, которые имеют сегодня место на Украине.
 
Николай Ю.Романов
----


1231
 6.83