Николай Юрьевич Романов

2264.3
Россия, Москва / Париж

Август 2008 года - кровавая цена промедления с признанием

  untitled


С течением прошедших с событий августа 2008 года лет странным образом становится очевидной одна вещь. А именно то, что зная о готовящемся нападении Грузии на Южную Осетию (не видеть этого не могли даже зрители Первого канала ЦТ), Россия первоначально даже не предполагала вводить туда войска или предпринимать некие контрмеры в случае начала такой агрессии. Не известно, была ли на этот счет какая-то тайная договоренность о невмешательстве с руководством США или нет, но введение войск в непризнанную республику действительно оказалось в итоге вынужденным шагом для страны и ее руководства.

  Просматривая материалы тех лет, я всё больше склоняюсь к мысли, что своим сохранением в виде полуавтономного территориально-государственного образования республика Южная Осетия обязана именно стойкости своего населения, сумевшего продержаться достаточно продолжительное время, просто вынудив руководство России реагировать, - перед лицом угрозы добровольных неформальных действий со стороны населения всего Северного Кавказа и окончательной потери российским центром там своего и без того невысокого на тот момент статуса. Именно наличием неких скрытых договоренностей и объясняется тот факт, что грузинами в первые же часы не был уничтожен Рогский туннель, хотя такая мера казалась очевидной с военной точки зрения, и ряд других, не менее странных событий, включая и работу не только транзитных газопроводов и электрических магистралей, но и подобных же коммуникаций, бесперебойно снабжавших всем необходимым Грузию не только в течение всего периода боевых действий, но и в дальнейшем.

  Всё, что требовалось на тот момент от грузинской армии, обладающей максимальным военным превосходством, - это в течение суток-полутора захватить Южную Осетию, чисто формально поставив мировое сообщество, Россию и ее руководство перед фактом случившегося. Большего срока им на эту операцию просто не отводилось. Сколько бы там ни погибло наших миротворцев и местного населения - для нашего и ихнего руководства это было не суть важно. Поскольку в подобных конфликтах всегда по договоренностям властей гибнут рядовые граждане. Из-за которых потом стороны обмениваются "нотами протеста" и вопиют к международному праву и его попранию.

  Однако грузинская армия именно из-за стойкости местных ополченцев, а также военнослужащих российского миротворческого корпуса с этим в положенный срок не справилась, чем вынудила высокие стороны начать действовать самостоятельно, чтобы не запустить необратимые процессы на Северном Кавказе. Именно поэтому, пусть и с вопиющим в глазах всего населения страны, Россия и ее руководство были вынуждена реагировать, чтобы не потерять весь Северный Кавказ, да и без того небольшой свой престиж на международной арене. Чем и объясняется в итоге спешная переброска в зону конфликта (как потом выяснилось) "восемнадцатилетнего мяса", т.е. солдат-годичников-полугодичников, - а не обученных "профессионалов-контрактников", как заявлялось в СМИ. Поскольку население кавказского региона, - вне зависимости от национальности и вероисповедания, - так бы просто Грузии эту агрессию не оставило, уже безо всякой оглядки на Москву и ее политику. Окончательно смешав бы в значительной степени "карты" как самой России в ее политике на Кавказе и в территориальных вопросах в данном регионе, так и западным игрокам, рассчитывавшим на благополучное, успешное и быстрое для Грузии завершение конфликта.

  Вот, собственно, неприятная, но вполне видимая сторона данной истории. Т.е. изначально и не предполагалось, что наши войска должны были успеть туда войти, если бы грузинская армия воевала так, как было нужно для успеха операции. Откуда и вся эта вакханалия в западных СМИ в отношении России и многое из того, с чем мы впоследствии столкнулись в отношении к себе развитых стран и пресловутого мирового демократического сообщества и его приспешников в самой России.

  Т.е. формально Россией со своим самоустранением на несколько дней в случае успешного развития операции первоначально был дан карт-бланш на небольшой блицкриг на Кавказе, который не удался. Что и вынудило затем Кремль к спешным действиям для спасения уже своей репутации. С представлением своей миротворческой роли уже сегодня и "распусканием перьев" с высоких трибун, с осуждением агрессоров.

  Говоря более простым языком, итогом активного сопротивления осетин стало то, что Москва была вынуждена в одностороннем порядке отказаться от неких договоренностей по данному вопросу, хотя не должна была этого делать, - однако в итоге была вынуждена вмешаться, т.к. ничего другого ей больше уже не оставалось. Поскольку речь шла уже не о Южной Осетии, а обо всем Северном Кавказе. Именно поэтому принятый в то время план Саркози-Медведева практически полностью формально сводил на "нет" все то, что было достигнуто российской стороной в ходе этой операции, на уровне отдельных гарантий буквально вынуждая как Москву, так и Запад искать новый вариант не столько даже решения проблемы, сколько избежания дальнейшей и никому не нужной на тот момент эскалации конфликта в регионе, - и в обеспечение стоящих перед Западом и их ставленниками задач.

 Итогом ситуации стало формальное поддержание России сепаратистски настроенных по отношению к Грузии территорий и их населения, тем самым способствуя нарушений территориальной целостности Грузии и несоблюдению принципов территориального разграничения получивших самостоятельность республик после распада СССР. В результате имевших место событий никакими силами обратно в состав Грузии эти территории теперь не включить. Иначе как полностью повыбив еще остающихся там осетин или уничтожив путем коалиционной внешней агрессии абхазов, - тоже еще не уехавших с тех пор на заработки и ВМЖ/ПМЖ в Россию. Потому что через кровь люди на Кавказе никогда навстречу друг другу не перешагивают, - даже через 100, 200 и 300 лет. Стоящие там сейчас российские миротворцы являются не столько гарантами безопасности, сколько следят за тем, чтобы осетины не начали мстить грузинам или не начались активные преступные проявления в отношении местного населения под формальным лозунгом мести. А осетины это могут. Республика разорена. И мотивов для этого у них предостаточно. Спалить несколько грузинских населенных пунктов до состояния Цхинвали, - вроде Гори, - могут запросто. И без всяких систем залпового огня и артиллерии. Собственно, что и определяет сегодня российскую политику в регионе, - защищать по сути уже грузин от осетин, а не наоборот.

 Однако главное во всей истории тех событий заключается в другом. Как бы то ни парадоксально это ни звучало, но в том, что произошло в регионе, виновата … только Россия. А именно, - российское руководство. Прекрасно зная, к чему идет развитие событий, оно располагало всеми возможностями задавить всю эту акцию в зародыше. А именно, - спешно признав независимость двух республик (или хотя бы начав формальную инициацию данного процесса на уровне соответствующих государственных властных институтов), что и было в итоге спешным образом проделано впоследствии, уже после того, как конфликт состоялся. Не говоря уже о так и не реализованной Москвой возможности элементарного признания двух республик еще весной 2008 года (хотя попытки этого и были, - но "торпедированные" высшим руководством страны и сведенные к очередной говорильне, - до момента, пока уже не пролилась кровь и надо было как-то реагировать), что позволило бы навсегда избежать военного конфликта в регионе, как и многочисленных жертв среди населения.

 В этом бы случае никакого конфликта не было, все погибшие в ходе него люди остались бы живы, а республика и ее инфраструктура были бы целыми, а не разрушены и не находились бы в том состоянии, в каком они есть на текущий момент. А российское руководство по каким-то причинам очевидным образом по традиции "волынило", следствием чего и стала смерть людей, которая теперь лежит на нем и на России.

 Проблема заключается в том, что любой ввод российских войск, оказание военной (и даже гуманитарной) помощи Южной Осетии на сегодняшний момент будет по-прежнему расцениваться мировым сообществом как прямая интвервенция и вмешательство во внутренние дела Грузии, частью которой по всем признанным-непризнанным международным нормам являются как Южная Осетия, так и Абхазия. Это - части другого государства, пусть и формально объявившие от него независимость. Никого из иностранного воинского контингента, кроме миротворцев по мандату ООН, там находиться со стороны России не могло, да и не может и сегодня. В противном случае, Россия будет немедленно объявлена государством-агрессором, чего руководство Грузии, по всей видимости, и добивается все эти прошедшие годы, тем или иным образом инициируя различные провокации. Поскольку это развязывает руки как ему, так и лицам, за ним стоящим.

 Это стало возможным благодаря тому, что руководство России так и не решило вопрос с односторонним признанием Россией этих двух непризнанных республик до начала военных действий в августе 2008 года. В этом бы случае, было достаточно простого письменного обращения их руководства руководству России с просьбой ввести войска на их территорию для нормализации ситуации, как у руководства России были бы все основания это сделать. А сейчас - нет. Республики как были непризнанными, так и остались. Равно как и пребывание на их территории российских войск также формально считается незаконным по всем нормам международного права. Более того, имей место то одностороннее признание независимости этих образований Россией хотя бы на несколько месяцев и даже недель раньше начала событий, и всех тех чудовищных военных событий в августе 2008 года просто бы не было. Поскольку никакие грузины или иностранные наемники бы не рискнули бы в этом случае уже воевать с Россией, - даже самая агрессивно настроенная часть их тогдашнего руководства и даже при поддержке влиятельных западных государств.

 А без признания этих республик Россией, в сложившейся на момент начала боевых действий ситуации события могли развиваться только двояко.

 С одной стороны, видя неспособность руководства России и формальный отказ повлиять на ситуацию в дружественном им регионе, однозначно всколыхнулся бы по личной инициативе весь Кавказ, а что самое главное, - Северная Осетия. И никакой центр им указом бы не был. Люди сами пошли бы воевать, тем более, что оружия у них там в регионе предостаточно и сегодня. И тем более, что авторитет центра, как элемента власти в стране, там уже серьезно подмочен ввиду нерешительности и невнятности российской политики ввиду очевидных приготовлений к войне с грузинской стороны. Так что дело бы вновь обернулось смешанными добровольческими боевыми отрядами и затяжной партизанской войной, которая закончится головами грузин, которыми снова бы играли в футбол, позируя перед объективами камер, как то уже бывало в прошлом. Даже с поправкой на то, что М.Саакашвили нужно было всеми силами успеть полностью довести операции в непризнанных республиках до конца к началу зимы, обеспечив оперативный захват территорий в течение одного-трех дней. А также окончательным подрывом репутации российского центра на Кавказе.

 И вариант второй, - Россия все-таки "подставлялась", введя в регион свои войска, нанеся массированные удары по грузинским позициям. Война в регионе продлилась бы несколько недель (что и произошло) и была чревата для России серьезными людскими потерями (что и произошло, в пересчете на общий численный состав задействованных в боях с обеих сторон войск) и колоссальным подрывом авторитета страны в мире, как прямого агрессора. Этот вариант развития ситуации как раз в итоге вынужденным образом и имел место.

 Сегодня же всё по сути упирается в то, как долго продержатся за счет собственных людских ресурсов юго-осетины. Поскольку в настоящее время налицо тенденция к тому, что в республике скоро останутся только российские миротворцы и старики, которыми уже просто некуда и не к кому ехать, в то время как основная часть населения окончательно перебертся в Россию или в нейтрально-дружественные к ним республики Северного Кавказа. В любом случае - край в итоге окончательно вымрет, и с этим необходимо считаться уже сегодня. Какие бы средства туда Россией ни выделялись, и там ни оседали. И так уже непонятно, как там люди ухитряются жить и выживать.

 А что до российской стороны, - иначе как кроме растерянности в заявлениях наших руководителей и ведомств по Южной Осетии сейчас ничего уже и не слышится. Очевидно, что никакого плана экономических и административных действий тем нет. Даже формально предпринять они ничего не могут, кроме как поддерживать российских миротворцев в связи с угрозой в этом случае незамедлительного начала полномасштабных боевых действий. Всё остальное будет расцениваться пресловутым “мировым сообществом” как акт вмешательства во внутренние дела Грузии. Потому что ни для кого не секрет, что то, что можно США и развитым странам Европы в отношении любой страны в мире, - чему мы были свидетелями в последние годы, - далеко не факт, что спустят с рук России. Хотя нашим это на текущий момент уже безразлично, т.к. территории Южной Осетии и Абхазии они контролируют полностью, пользуясь безусловной поддержкой населения.

 Многие еще и сегодня задаются вопросом о роли российского миротворческого контингента в событиях августа 2008 года, опираясь при этом на действующую международную практику ООН по данному вопросу. Но одно дело в работе миротворцев - частные нападения, а другое - полномасштабные боевые действия. У миротворцев ООН нет функций и военно-технического обеспечения армии. Их задача - не допустить сближение и конфликты сторон в зонах таких конфликтов. Т.е. они должны стоять между враждующими сторонами, фиксируя случаи нарушения договоренностей о прекращения огня и т.д. Собственно, в этом разделении и заключается миротворческая операция.

 В случае полномасштабного конфликта между сторонами с применением тяжелого и прочего не-стрелкового вооружения, они не в состоянии будут обеспечить выполнение своих функций в соответствии с мандатом ООН. При попытках сопротивления их просто сомнут. Поэтому, когда в подконтрольном им регионе / линии разделения враждующих сторон все-таки вспыхивает реальный армейский боевой конфликт (а не просто редкие перестрелки слышатся), их из его зоны немедленно эвакуируют, и в боевые действия на чьей-либо стороне они не вмешиваются. Или они сами уходят. Поскольку боевого снаряжения им хорошо на полтора-два дня боя.

 Хотя, как правило, враждующие стороны и стараются миротворцев не убивать, - в особенности, если те вели себя прилично в отношении местного населения и участников конфликта. Но все равно, жертвы среди них бывают или даже создаются специально и чисто в провокационных целях.

 В Южной Осетии на тот момента шла полномасштабная война. Те несколько блокпостов и ряд российских укрепленных миротворческих зон адекватно противостоять ударам армии с тяжелой техникой и артиллерией очевидно были не в состоянии.

 В этой связи удивляет нынешний энтузиазм наших политиков и невоенных людей от нынешней российской армии. Судя по кадрам с мест событий, российские войска в августе 2008 года снова двинулись в бой на старых латанных-перелатанных "рабочих лошадках" советских танках Т-64, Т-72 (уже некоторых заводов нет, которые эти танки производили, - а они всё еще на ходу !), собранных в ремонтных цехах в прямом смысле из деталей, оставшихся от уничтоженных и вышедших из строя танков-предшественников (снимают то, что еще может работать, и устанавливают на новые или подновляемые машины), снабженных всеми допустимыми для них конструкционно самодельными видами защиты, на старых боевых машинах пехоты, на самолетах, не защищенных ничем от современных систем поражения, подкрепленные советскими же минометами, артиллерией и САУ. Т.е. с российской стороны имела место армия, в которой снова главной действующей силой являлся солдат-“срочник” с автоматом системы Калашникова и технический багаж, накопленный еще во времена СССР.

 Проводя параллели с “миротворческими контингентами США”, то их "миротворческая" роль в Афганистане и Ираке была и остается весьма условной. Тем более, с учетом непосредственного начала агрессии со стороны США. Там они не миротворцы, а соответственно, оккупанты и силы наведения порядка на оккупированных территориях. И отношение к ним совсем другое, чем к миротворцам ООН, - у местного населения. И поэтому вооружение у них тоже отнюдь не миротворческое, - полный спектр тяжелой техники, вооружения, с авиацией и т.д. в придачу.

 Поэтому в складывавшейся в августе 2008 года ситуации, если следовать логике и положениям ООН, наши военнослужащие должны были бы выходить из зоны конфликта с голубыми флагами, не оказывая сопротивления, за исключением случаев явного нападения на эвакуируемые колонны и солдат миротворческого контингента. Что им ПРЕДПИСЫВАЛОСЬ их статусом. Они не должны были воевать на стороне ни одной из противоборствующих сторон, если не оказывались в состоянии разделять их между собой в случае эскалации конфликта, выполняя возложенную на них миссию. А получилось в итоге так, что наши миротворцы (именно миротворцы, а не регулярные и прочие войска) в нарушение этого фактически воевали за юго-осетин. И никого из пресловутого “международного сообщества” не интересует тот очевидный факт, что тем самым они просто спасали свои жизни, поскольку живыми бы их грузины из зоны конфликта не выпустили, что и демонстрировала практика ведения боевых действий.

 И вот это – формально было очень скверно. Потому что они не дождались (пусть и вынужденным образом) подхода основных войск из России, прежде чем вступить в бой. Поскольку это не так-то просто в международной юриспруденции, - скинуть с себя голубые каски и прочую символику войск ООН, надеть обычные каски своей армии и знаки ее различия, и сразу же вступить в бой на стороне одной из ... сторон, превратившись из миротворцев ... в оккупантов или того хуже – наемников, как их регулярно называла российская “демократическая” общественность. Т.е. из войск ООН по поддержанию мира в оккупационные войска США на оккупированных ими территориях. Вот в чем состоял весь ужас.

 То, что наши сегодня вошли в Южную Осетию и удерживают эти территории - это правильно, хотя нам придётся за это много и многим заплатить. Но ведь этого вообще могло бы не случиться, проводи российское руководство более адекватную внешнюю политику в отношении этих непризнанных территорий. Признай мы их в недавнем прошлом в одностороннем порядке до начала боевых действий (благо что имелись все возможности, включая и время), - и ни одного бы выстрела в августе 2008 года и в последующий период там не прозвучало. И люди бы живы остались. И я уже не говорю про инфраструктуру, дома и т.д. Которые сегодня не столько восстанавливают, сколько сносят. Как непригодные к ремонту и проживанию. Вынужденно беря на баланс страны все расходы, связанные с поддержанием местной администрации и населения.

 Положим, что война в активной фазе там закончилась, перейдя в категорию вяло текущего скрытого, но сохраняющегося конфликта. Но где сегодня юго-осетинам переживать зиму ? Как и в 2008 году, для этого спешным образом всякий раз приходится доставлять туда все необходимое с российской стороны. При циклическом оттоке населения на территорию России на проживание. А также восстанавливать хотя бы какую-то инфраструктуру. Хотя бы для нужд солдат российского воинского контингента, вокруг обслуживания которого и строится по сути сегодня вся экономика республики. Как на государственном уровне, так и на уровне личной инициативы.

 А так, я очень хорошо помню, что не успел начаться конфликт, как на улицах Москвы появились странные, - обычно работающие под нищих и уличных мошенников, - люди, собирающие у прохожих деньги на помощь беженцам из Южной Осетии, на восстановление домов и т.д. Быстро сориентировались ... Сегодня, правда, их нет, но это не значит, что местное население в состоянии решать свои проблемы самостоятельно без постоянных дотаций и материально-технического обеспечения. 

В итоге грузинской стороной на тот момент были полностью достигнуты все поставленные ею перед собой цели и задачи. Регион Южной Осетии стараниями грузинской армии полностью сделан непригодным для цивилизованной жизни. А это значит, что осетинское население из региона перед угрозой голода, болезней, тягот осеннее-зимнего периода и т.д. будет вынуждено в полном составе в итоге все-таки перебраться в Россию. Т.е. налицо практика пассивного выдавливания ненужного населения из спорного региона в целях последующего им завладения. Чем меньше населения останется в Южной Осетии, тем более легко для Грузии пройдет этот процесс. Поскольку не факт, что в скором времени из-за проблем с качеством жизни там вообще кто-то останется на обезлюдивших горных просторах, - кроме наших военнослужащих. Это реально то, чего грузины добились относительно малой кровью по состоянию на текущий момент. И полагаю, что нужно им было только это. Теперь, если у руководства Грузии хватит хладнокровия, им нужно будет только ждать, периодически занимаясь беспокоящим "пугательством". Остальное всё за них решит время. Поскольку Южная Осетия уже не пригодна к жизни на осенне-зимний-весенний периоды - даже с усилиями резервов нашего МЧС за последние годы. 

Поэтому повторюсь еще раз. То, что происходит в регионе в отношении бывших т.н. “непризнанных республик” сегодня, - это результат невнятной и бесхребетной российской внешней политики в отношении конфликта последних лет его развития. Стоило признать эти непризнанные республики вскоре после Косово, и все эти люди были бы сейчас живы, да и головной боли бы такой не было. А сейчас не известно еще сколькими жизнями наших солдат и граждан придётся заплатить за эту неуверенность наших политиков, да и чем это всё вообще кончится в перспективе. Зато теперь в выступлениях по телевидению - скорбь и металл в голосе у всех одновременно. Но спасибо, что хоть решились и на это.

 Но все, что произошло прощать руководству нашей страны в действительно нельзя. Как бы то СМИ ни пытались сегодня или в тот период превознести дальновидность и решительность этого руководства, полностью даже не оправдывая все имевшие место промедления, а выдавая их чуть ли не за стратегический замысел. Фактически, даже не М.Саакашивили с американцами виноваты в случившемся, хотя это именно их руками и оружием велась та война, а Россия и российское руководство, - не признавшие эти республики своевременно в одностороннем порядке, - тем самым попустительствовав Грузии развернуть военные действия. Собственно, - эта война - наглядная цена нашей бесхребетности во внешней политике, стремлении спустить все "на тормозах" и т.д. Так что по сути, кровь осетин в той августовской войне во многом лежит и на нашем руководстве страны, - в том числе и того еще периода.

 Да и то, - благодаря стойкости местного населения, грузины не смогли ничего сделать при максимально допустимом нашем попустительстве и самоудалении от разворачивавшегося конфликта в первые дни. А ведь последнее - весьма немало в подобных ситуациях. Так что еще не известно, насколько Россия действительно оказалась "спасительницей" в данном регионе, предварительно создав все условия для успеха грузинской военной кампании, - в том числе и фактически отказавшись юридически признавать эти территории, когда для того были все возможности, что позволило бы избежать кровопролития. Обязательно нашим нужно во всем перешагнуть через кровь или первым получить по профилю, чтобы "получить повод" ответить. В современном мире нужно действовать на опережение, первыми, т.к. в противном случае и отвечать может быть некому.

  Николай Ю.Романов (из материалов тематической беседы)

  P.S.

Кстати говоря, - из области курьезов, - по поводу информационных войн. Население и даже представители властей ряда штатов на территории США напрямую обратились в Конгресс США и к Президенту страны с просьбой разъяснить, кто позволил России вторгнуться на территорию ... американского штата Джорджия ? И почему на территории этого штата действует какой-то президент, отличный от президента США ? Прямо по М.Задорнову, только в обратном смысле. Рядовые американцы, которые, как известно, интеллектом особенно не изуродованы, о штате Джорджия в составе США все-таки слышали, поэтому воспринимают всё происходящее как начало агрессии России против США, к чему еще подливали масла в огонь СМИ, до тех пор, пока там не начали все-таки появляться картинки с изображением географических карт, и не были даны разъяснения относительно того, что территории США Россия пока не угрожает. Рядовые граждане в прямом смысле готовились уже забираться в подвалы в самой Америке.


 

 

1452
 8.05