Николай Юрьевич Романов

2274.1
Россия, Москва / Париж

Страсти по “Pussy Riot” – Там, где просто хватило бы десятка ударов плетью

Pussy


В последние несколько недель интересно было наблюдать за развитием событий вокруг пресловутой группы шкодниц под названием “Pussy Riot ” и шумихи, раздутой вокруг нее при помощи отечественной и зарубежной псевдолиберальной прессы, превративших в общем-то достаточно рутинное дело о злостном хулиганстве в публичном месте (даже если не брать в расчет факт оскорбления чувства верующих) в чуть ли не дело государственного политического масштаба.

 Собственно, по сути ничего нового по сравнению с тем, что можно было спрогнозировать, и не произошло. Однако подобная выходка создает в России, - как и любое иное дурное дело, которое быстро становится объектом для подражания ввиду современных скоростей распространения информации, - серьезный прецедент, с которым необходимо считаться не только действующей власти, но и судебной системе. В частности, в части санкий, принимаемых в отношении лиц, совершающих подобные выходки.

 Ни для кого не секрет, что в обществе давно уже высказываются требования к … разного рода лицевому клеймению различного рода лиц, злостным образом совершивших те или иные правонарушения, что позволило бы в дальнейшем обычным гражданам и сотрудникам правоохранительных органов легко выявлять их в толпе и в среде окружения, воздерживаясь от каких-либо с ними контактов или, наоборот, уделяя им особенно пристальное внимание. Вот выдержка из одного из пожеланий к действующему главе Российского государства, опубликованного 26.01.2012г. на его предвыборном сайте http://www.putin2012.ru :

 “Клеймение как инструмент предотвращения преступности.

 В рамках реализации мероприятий по предотвращению популяризации, распространения и тиражирования наиболее социально деструктивных видов преступности, в качестве достаточно экстремистской, но исключительно действенной на сегодняшний день меры предлагается законодательным образом ввести обязательное лобное клеймение преступников из числа устойчивых рецидивистов, осознанно не вставших на путь исправления, лиц, целенаправленно совершавших насильственные действия против малолетних и несовершеннолетних, допустивших любые виды преступлений против заведомо слабых, пожилых, старых, больных и зависимых людей, инвалидов, социально неблагополучных или незащищенных лиц, эксплуатацию нищих и бездомных, а также для всех без исключения категорий мошенников и государственных преступников. Чтобы при появлении такого человека на улице, он незамедлительно становился объектом пристального внимания со стороны правоохранительных органов и скрытого осуждения со стороны встречных прохожих. Перспектива подобного пожизненного наказания гарантированным образом удержит от свершения новых преступлений, связанных с его применением, значительное число лиц из состава уже оформившегося преступного контингента, а также из числа предрасположенных к преступному образу жизни лиц из потенциально неблагополучных социальных слоев населения. При этом, число реально заклейменных преступников по стране в целом будет крайне невелико – не более нескольких десятков. Но сама перспектива получить клеймо на всю жизнь будет удерживать основную массу людей от преступных посягательств. При этом, знак налагаемого клейма должен носить индивидуальный характер применительно к каждой категории совершенных общественно опасными лицами преступлений, обязательно быть крупным и заметным, а также наноситься преступнику на кожу в центре лба или на щеку максимально травмирующим образом с целью невозможности в дальнейшем избавления от клейма хирургическим или косметическим способом, а также неизбежного сохранения видимых следов таких попыток.”

 Естественно, что такие предложения понимания во власти не находят. Которая предпочитает отделываться аргументами о недемократичности, нецивилизованности, варварстве, отсталости, возвращении в Средневековье, негуманности, насилии над личностью, мнении мирового сообщества, и о иных прочих малосущественных и малосодержательных доводах, делающих на ее взгляд принятие подобных мер к лицам, совершившим разного рода вопиющие или особо злостные правонарушения, невозможным. Такая реакция представителей власти и судебной системы понятна, но оправдана быть не может. В первую очередь понятна потому, что в качестве таких лиц традиционно могут оказаться однажды сами представители власти, члены их семей, близкие им люди, партнеры по бизнесу и т.д. И во вторую очередь не может быть оправдана потому, что провоцирует социальное расслоение в обществе по принципу приближенности к власти, допуская игнорирование с ее стороны требований населения и принятии подобных мер.

 Однако в подобных обращениях есть свой резон. В частности, - даже абстрагируясь от самой “негуманной” идеи клеймения людей за совершенные правонарушения, - выглядит вполне гуманной и обоснованной идея возрождения публично совершаемых телесных наказаний. Которая позволит в значительной степени разгрузить не только тюрьмы и судебную систему, но и обеспечить необходимый эффект общественного порицания подпадающим под такие виды наказания лицам. Вне зависимости от того, сколько, например, ударов плетью, кнутом или (в более жестком случае) шпицрутенами получит такой человек. Поскольку следы от такого наказания останутся на спине у него на всю жизнь. А хранить на себе такой “сувенир” пожизненно – это далеко не большое удовольствие для потенциального нарушителя, и он десять раз подумает прежде чем совершать правонарушение, за которое может последовать наказание в подобной форме.

 Собственно, к подобным правонарушениям, наказываемым таким вот “телесным образом”, вполне разумно было бы отнести правонарушения, вроде того, что были совершены прогремевшими теперь на весь мир профурсетками из пресловутой группы “Pussy Riot”. Поскольку по пятьдесят (а той из них, у которой маленький ребенок – и семьдесят, чтобы не пряталась за его спину, пытаясь уменьшить себе наказание) публично нанесенных ударов хорошей татарской плетью где-нибудь на современном аналоге Лобного места в центре Москвы, - да еще под объективами телекамер иностранных корреспондентов и взглядами всех желающих, послужили бы очень хорошим аргументом, прекрасно остужающим некоторые особо разгульно и непосредственно настроенные в восприятии окружающего мира и его ценностей головы, равно как и заставили бы задуматься других, подверженных подобному малосодержательному влиянию лиц, о своих перспективах на тот случай, если они не откажутся от подобных идей. А после – просто отпустить на все четыре стороны.

 Поскольку как эти девицы пытались опозорить своей выходкой РПЦ (я – человек, не верующий, но порядок и уважение в государстве по отношению к религиям и верующим лицам должен наличествовать обязательно, а иногда и принудительно), - а через нее на весь мир и всю страну, с ее пусть и нелюбимой, но все-таки властью, - так пусть они и ходят опозоренными, с полосатыми от плети спинами всю жизнь. И в этом нет ровным счетом ничего антигуманного. Просто в определенные моменты своего развития общество должно возвращаться к подобной средневековой аргументации, когда обычное понимание того, “что такое хорошо, а что такое плохо” в головах людей стирается или из них попросту улетучивается. За отсутствием порядка в государства, некоторой заданной идеологии, выраженной и оформленной морали, уважения к чужим правам, нормам общежития и т.д.  

 И вот в подобном государстве без такого простого, но эффективного средства как кнут никак не обойтись. Служащего к тому в условиях изнеженности современной псевдолиберальной распущенной богемы еще и прекрасным профилактическим, а не только карательным средством. В противном случае, страна так и погрязнет в многочисленных судебных процессах “а-ля “Pussy Ri o t””, развитию и появлению которых будут активно способствовать как отечественные, так и западные пропагандистские круги. Поскольку ,как уже было отмечено выше, - “Любое иное дурное дело, быстро становится объектом для подражания ввиду современных скоростей распространения информации”. А здесь еще и появляется возможность дешевым образом прославиться не только на всю страну, но и на весь мир. Ничего при этом особенного не совершая, и никакими особенными талантами не обладая. Просто совершив некий публично порицаемый или резонансный поступок, на который в ходе судебного процесса однозначно отреагирует общество. И сразу стать известным. Как в “Минуте славы”. Которая в данном случае превратится в “Судебный процесс во славу”.

 И таких подражателей, готовых повторить данный или подобный ему "подвиг", однозначно будет немало. Даже с учетом грозы уголовного наказания или санкций физического характера со стороны возмущенных сограждан. И поэтому, как бы ни относилась власть ко кнуту и плети, а выхода из складывающейся ситуации без их облагораживающего и вразумляющего участия просто не предвидится. Поскольку в случае подобных сомнительных дел просто нет нужды сажать человека в тюрьму и превращать его в мученика системы, когда достаточно лишь публично выпороть его перед всем народом, с трансляцией на весь мир, - будь то будет кому-то интересно. А уж как он будет потом жить с полосатой спиной – дело его. Хотел человек публичного позора, - вот пусть его и носит. Если некоторые не понимают некоторых очевидных вещей головой, то нет ничего удивительного в том, что более содержательно им придется воспринимать то же самое кожей на спине и в области заднего фасада.

P.S. Кстати, интересным является еще одно наблюдение. Дело в том, что на скандально прославившихся на всю страну и дальнее зарубежье видеороликах фигурируют в разных ракурсах от четырех до пяти участниц данного "коллектива". При том, что на скамье подсудимых оказались лишь трое. Объективно это объясняется тем, что осужденные участницы группы отказались называть имена своих ... сообщниц. Однако в реальности это связано с тем, что еще две участницы просто являются дочерьми настолько влиятельных и высокопоставленных в сегодняшней власти и бизнесе лиц, что их фигурирование в деле просто недопустимо. Следствием чего и стало исключение их из списков обвиняемых и даже упоминаемых по данному делу.  В обмен на сравнительно мягкий приговор, который предстоит к тому же отбывать и в максимально комфортных условиях. Т.е в обмен за публичное неразглашение имен и фамилий великовозрастных бесящихся от безделья богемных барышень, - которым их высокопоставленные влиятельные родители вовремя не вложили в голову ума-разума и потому теперь  вынуждены решать вопросы личного престижа таким вот образом. 

 Николай Ю.Романов

1376
 0.00