Николай Юрьевич Романов

2274.1
Россия, Москва / Париж

«Европе нужен (а)рабский труд»

Europe

Последние несколько недель все без исключения ленты мировых новостных СМИ буквально прикованы своим содержанием к событиям, происходящим сегодня на Европейском континенте, которые досужие журналисты уже даже успели окрестить «новым переселением народов». На фоне этого удивительным является даже не то, что нечто подобное сегодня происходит на территории Старого Света и вообще может носить какой-то вынужденный или вынуждающий к чему-либо для Евросоюза характер, а то, насколько внезапно и организованного возникло и оформилось данное явление, продолжающее день ото дня все более шириться и набирать силу. И это при том, что формально европейские власти публично декларируют свое формальное бессилие как-либо обуздать ситуацию, будь то при помощи жестких полицейских мер или путем использования военной силы в целях блокирования попыток проникновения на территорию Европы явно чуждого ей и ее народонаселению контингента из числа граждан охваченных военными и религиозными беспорядками государств севера Африканского континента и стран Ближнего Востока.
 
Более того, после незначительной, но точно рассчитанной дипломатической паузы, европейская администрация, а также политическое руководство развитых стран ЕС, практически единогласно приняли решение, полностью противоречащее интересам и воле собственного народонаселения, выступающего в различной степени более или менее агрессивно и неприязненно по отношению к перспективе проникновения на территорию своих стран этнически и религиозно чуждых им иностранцев.
 
Причем, что самое парадоксальное, иностранцев вовсе не преклонного возраста, а физически здоровых, как на подбор, людей, принадлежащих к той категории лиц, которую принято считать максимально трудоспособным и трудопригодным населением, как по половому, так и по этническому признаку. А также детей и жен таких людей, традиционно являющихся в мировой политике (такого рода) гарантом того, что в отличие от уже сложившихся за долгие десятилетия в странах Западной Европы различных полуавтономных этнических диаспор, демонстративно все более не приемлющих европейского права, культуры, языка, норм общения, социального общежития и поведения, такие вот выходцы из государств Третьего мира не рискнут проявлять какие-либо агрессивные действия в отношении населения стран и самих этих государств, приютивших их от ужасов войн, бандитизма и исламского радикализма на родине, которую они покинули в поисках убежища в Европе, рискуя, тем самым, не столько своими жизнями и материальным благополучием, сколько будущим своих детей, выступающих в такой ситуации в роли косвенных заложников государственной лояльности своих родителей и более возрастных членов семей.
 
Иными словами, в Европу сегодня бегут самые трудоспособные из жителей т.н. “проблемных стран”. С «гарантией» своей лояльности. Бегут организованно, словно в рамках акции, организованной в социальных сетях под лозунгом “Переселяйся в Европу, а то проиграешь !”. И также организованно получают прибежище в Старом Свете. С перспективой их практически гарантированного социального устройства, трудоустройства, получения необходимой материальной и финансовой помощи, жилья, но что самое главное, - с перспективой использования этих фактически бесправных, но при этом 100% лояльно настроенных к Европе людей, прошедших ужасы войны, уже державших у руках оружие и готовых в случае необходимости на все, лишь бы остаться в Европе и дальше, - для борьбы против их же … соотечественников, уже живущих на территории Европы и создающих ввиду своей социальной неадаптабельности серьезные проблемы для государств, на территории которых расположены их “новые колонии” и анклавы проживания.
 
Конфликт между этими «старыми» и «новыми» группами этнически и религиозно гомогенных людей в Европе неизбежен. Даже несмотря на сближающие их религиозные и этнические факторы. Ведь там, где в Европе среди т.н. коренной диаспорической исламской молодежи доминируют сегодня идеи исламского радикализма и псевдоисламской отрелигиозности и исламского обновленчества, столь популярные на Ближнем Востоке и в государствах Арабского Рога, а также неприкрытые идеи паразитизма на местном коренном населении и религиозно оправданного бандитизма, при одновременном противлении законам европейских стран и Евросоюза, беженцы из этих охваченных войной и исламским радикализмом неизменно увидят и почувствуют на себе ту самую угрозу, от которой они собирались спастись, перебираясь в Старый Свет. Заставив их серьезно пересмотреть не только отношение к своим уже живущим в Европе соотечественникам, но и стать самыми яростными защитниками европейской государственности и ее устоев.
 
Собственно, это уже происходит в настоящее время, когда представители одних и тех же этнических групп не могут найти друг с другом общего языка именно ввиду неприятия одними и, наоборот, пропагандой другими ужасов исламского радикализма, а также ввиду готовности одних на любых условиях жить и работать в Европе в обмен на спокойную жизнь, против ничем не контролируемого стремления других продолжать паразитировать на Европе и на ее коренном населении, живя за счет социальных пособий и различных выделяемых государством дотаций. Закономерным итогом чего станет лишь дальнейшее развитие данного уже наметившегося внутридиаспорического и внутриконфессионального конфликта, выражающееся в том, что представители уже устоявших европейских религиозно-этнических диаспор сделают попытку подчинить себе и начать контролировать выходцев и беженцев из “воюющих государств”, действуя при этом как идеологически, так и подчиняя их в первую очередь себе материально, в частности, паразитируя на их труде ввиду общего бесправия и социальной неадаптированности таких бежавших из Африки людей на территории Старого Света. Формируя в итоге ту ситуацию, которая в социологии называется паразитированием и установлением жесткого силового и материального контроля со стороны более старой этно-религиозной диаспоры над формирующейся более молодой, возникающей на той же самой территории, которая уже контролируется старой диаспорой. Без возможности их конструктивного слияния ввиду наличия разногласий у их членов по вопросам социального общежития, жизненного устройства, по религиозным или каким бы то ни было еще предпочтениям. Не знать чего специалисты в составе органов европейского и национального государственно-административного управления просто не могут.
 
А это значит, что Европа сегодня фактически дает “карт-бланш” на борьбу одних с другими, поддерживая при этом не уже сложившиеся этно-религиозные группировки на территории Старого Света, а как раз нынешних беженцев, с расчетом на то, что они просто, если и не истребят друг-друга, то по крайней мере заставят представителей традиционных группировок вспомнить о том, где они живут, и что основой их существования должен являться труд и соблюдение обещпринятых для всех норм и правил, а любые доктрины радикально-исламского или псевдоисламского характера на территории государств их проживания являются неприемлемыми, как заведомо деструктивные для общего порядка и благосостояния. Что делает очевидной главную цель такого вот декларируемог ов СМИ “переселения народов”, заключающуюся в итоговом … истреблении поддерживаемыми европейскими и местными властями беженцами представителей сложившихся паразитических радикально настроенных диаспор, - вырождающихся по своему составу и представляющих угрозу европейской безопасности, - с которыми в современной Европе “современными демократическими средствами” просто нельзя справиться, не теряя при этом лицо и не затрачивая серьезных материальных и финансовых средств. Тем более, что все попытки “перевоспитать” эти этно-паразитические деградирующие в социальном плане, «варящиеся в своем соку» диаспоры цивилизованными способами, предпринимавшимися последние тридцать лет, показали свою полную недееспособность.
 
Как следствие этого, - они должны быть уничтожены до того момента, пока, подобно чрезмерно разросшейся раковой опухоли, сами не начнут уничтожать и заражать окружающее их общество. По крайней мере, подобной участи ожидает та их часть, которая наиболее подвержена идеям радикализма, а также те социальные группы в составе этих диаспор, которые в принципе выступают против какой-либо адаптации к “правилам социального общежития ” в Европе. Для целей чего и будут использованы прибывающие мигранты, имеющие прекрасный и еще не забытый опыт военных действий, борьбы за свою жизнь, а также лишений, с которыми им теперь придется столкнуться в месте предоставленного им прибежища за счет своих же собственных соотечественников и их потомков, стремящихся подчинить их себе.
 
В результате этого, выражаясь фигурально, - этно-религиозная социальная змея если и не “съест себя с хвоста” полностью, то, по крайней мере, ослабит себя настолько, что европейской правоохранительной системе уже не составит затем труда расправиться с последними остатками тех или иных паразитических в своей социальной и материальной основе радикальных группировок на своей территории, которые уцелеют после этой войны, которой предстоит разгореться уже в недалеком будущем прямо на наших глазах. Или поставить их себе на службу и под свой полный контроль для целей последующего использования для локализации любого деструктивного элемента из числа эмигрантов и собственных граждан.
 
Те из этнически “не европейских” граждан, кто уцелеют в этой «войне», получат завоеванное ими право на проживание в Европе. Тем более, на условиях европейцев и европейской социально-правовой системы. Будучи полностью лояльными Старому Свету. А всем остальным придется либо покинуть Европу, либо быть уничтоженными в ходе подобных внутридиаспорических войн, для непосвященных людей обычно представляемых в СМИ, как схватки гангстерских синдикатов и мафиозных групп.
 
На самом деле, ничего удивительного в описанном выше и в происходящем сегодня в Европе нет. Дело в том, что это - уже пятая или даже шестая волна переселения выходцев из Африки (как некогда и из Азии тоже) за прошедшие с момента начала распада колониальной системы европейских государств примерно 70 лет. Причем, каждая из таких волн неизменно провоцировала процессы «очистительного характера» для европейского народонаселения из состава таких вот ранее сформировавшихся диаспор, заключавшиеся во внутриэтнических чистках и самоистреблении в рамках противостояния одних с другими, а также в частичном или полном истреблении под контролем европейских государственных и надгосударственных структур и спецслужб наиболее вредных для государства этно-социальных и этно-религиозных прослоек эмигрантских сообществ. Когда властям в конце «действия» оставалось лишь привести в порядок «поля былых баталий», превращая их кварталы в цивилизованные и пригодные для обитания обеспеченных и социально благополучных европейцев городские районы и города, да похоронить (в прямом и переносном смысле этого слова) их бывших обитателей, погибших во внутриэтнических или междиаспорических противостояниях, обезглавив и обескровив этно-религиозные диаспоры, настолько, что само их существование и влияние на общество уже оказывались под вопросом, сохранив в то же время в их составе лишь наиболее пассивную и конструктивную для властей часть. А также лиц, пригодных для трудового использования в тех областях, в которых отказывались работать в силу непрестижности данного вида занятости или низкой заработной платы собственные национальные «белые» кадры.
 
То, что ждет Европу в ближайшие годы за счет притока «новой крови» из числа беженцев в состав уже сложившихся этнических диаспор, уже бывало в европейских странах в ХХ веке несколько раз. В частности, во Франции и, в особенности, в ее крупных городах, когда время от времени СМИ буквально захлебывались от сообщений о войне гангстерских синдикатов в составе этнических группировок друг с другом. Проблема лишь в том, что нынешний процесс такого рода наступает в Европе после очень значительно перерыва, равного почти четверти века спокойной жизни, когда выходцы с севера Африки и Ближнего Востока, а также из бывших французских и английских колоний, успели не только значительно приумножиться численно на территории Старого Света, но и доказали свою полную неинтегрируемость как на уровне отдельных государств, так и на уровне всего Евросоюза в целом. С прямой угрозой утраты над ними контроля ввиду растущей все более полной неуправляемости таких людей со стороны властей и «ответственных структур». Требуя при этом соблюдения все большего перечня своих «прав», включая и право паразитировать и дальше на тех странах, которые им предоставили свое место жительства, не считаясь с интересами коренного населения.
 
В результате этого почти четвертьвекового периода существования и почти бесконтрольного развития, диаспоры на сегодняшний день не просто окрепли численно, но и материально, включая и области политического представительства, влияния и даже диктата своих интересов. Но что самое главное, они начали разлагаться, утратив способность самореализации в европейском социуме, заражая окружающее их общество, - будучи пораженными броскими, простыми и доступными каждому идеями исламского радикализма и псевдофилософскими построениями о том, что именно они, т.е. выходцы из арабского мира и из Черной Африки, должны стать хозяевами Европы, а постепенно все более деградирующее коренное население должно находиться у них в подчинении. И вот именно это и создает сегодня значительные проблемы в «выкорчевывании» таких вот сформировавшихся паразитирующих диаспор, - пустивших корни на территории Евросоюза не хуже баобабов, - которые очень легко бывает выкорчевать или держать в «управляемых рамках», время от времени подрезая в относительно молодом возрасте, но которые требуют тяжелейшего труда при борьбе с ними уже тогда, когда они превращаются в крупные взрослые деревья, да еще к тому же и начинающие гнить и разрушаться. Даже с учетом мягкости и податливости их древесины.
 
Собственно, вот для корчевания таких вот чрезмерно разросшихся за прошедшие почти 25 лет (т.е. с момента последней волны беженцев от «исламского интегризма» в начале 90-х годов ХХ века) социально-этнических и социально-религиозных «баобабов» и нужны в нынешней Европе прибывающие туда беженцы. Для борьбы со своими же «заевшимися и забывшимися» соотечественниками. В обмен на право социальной обеспеченности, безопасности и работы. Причем, принуждать их к этой борьбе никто на уровне официальных властей не будет. Они начнут ее сами, подвергшись давлению со стороны сложившихся диаспорических групп соотечественников и исламских радикалов. Осознав собственное бесправие и шантаж со стороны соотечественников в тех условиях, когда официальная власть формально будет стремиться им помочь. Чему эти самые «соотечественники» будут препятствовать, стремясь лишить всеми способами этой помощи беженцев или заработать на их нужде.
 
При том, что в этом противостоянии «новые эмигранты» неизменно будут получать помощь, защиту и поддержку государства. Преследующего свои цели, но всячески демонстрирующего при этом вовлекаемым в подобное «решение вопроса» бежавшим от войны и лишений в Европу людям очевидность, обоснованность и закономерность того шага, который тем предстоит совершить, борясь со своими «плохими соотечественники», пропагандирующими радикализм, паразитизм и нетерпимость к тем странам, куда эти беженцы добирались всеми правдами и неправдами, испытывая по отношению к ним самые глубокие чувства, если не благодарности, то лояльности и иллюзий гарантий своего будущего. Против государственной системы, декларативно обещающей которые, этими этно-религиозными «соотечественниками» из числа старых эмигрантов и членов их диаспор, им предлагается отныне противостоять самым неблагодарным образом, раз уж они попадают в Европу и являются общими по «расовому духу».
 
Как я уже писал выше, исторически в Европе нечто подобное происходило в ХХ веке уже несколько раз. И ничего страшного и ничего нового тоже здесь по сути нет. Иначе как если учитывать то, что европейцы, занятые построением Евросоюза, серьезно запустили по времени данную проблему с эмигрантами, дав ей серьезно разрастись за почти что четверть века своего бездействия. В то время как на национальном уровне она решалась ими всегда сравнительно быстро просто за счет притока новых «обездоленных выходцев» из «воюющих регионов» и бывших колоний, истреблявших «забывавшихся» соотечественников и представителей религиозных групп на территории метрополий или европейских государств, не имевших статуса колониальных метрополий.
 
Тем более, что и сам "внезапный" процесс, о котором пишут в СМИ, носит вполне срежиссированный характер. На что указывает истерически демонстративное заламывание рук в прессе и в выступлениях политиков в последние две недели, преследующие целью не столько привлечение общественного внимания к проблеме, сколько создание у населения атмосферы готовности к жестким мерам, которые будут предприниматься и властью, и представителями диаспор в их ожидающемся противостоянии с эмигрантами из числа беженцев. Т.е. чтобы люди были готовы к тому моменту, когда «поднимется шум» междиаспорического соперничества.
 
Впрочем, дело еще и в том, что помимо затронутых выше вопросов, в современной Европе катастрофически вновь не хватает дешевой рабочей силы, готовой работать кем угодно, на любых бесправных условиях и за любую плату, - лишь бы иметь право жить в Европе. Поскольку есть виды деятельности, на которые даже поляки с прибалтами и украинцами больше не соглашаются, но которые кому-то обязательно необходимо выполнять, чтобы общество не теряло социальной стабильности. При том, что контролировать этих вновь прибывающих, - «неформальным», описанным выше способом, - будут встречным образом их же соотечественники, уже давно осевшие в странах Евросоюза и полностью контролируемые властями как в составе преступных, так и диаспорических групп. За исключением той части этих диаспор, - представленной в основном склонной к паразитизму радикальной молодежью и их разновозрастными лидерами, - которым предстоит быть «выбитой» в ходе силового противостояния между ними и эмигрантами-беженцами по причине разницы в «идеологии». Останутся в итоге с обеих сторон путем подобного неформально поддерживаемого государством и силовыми структурами этно-религиозного «самоочищения» лишь те, кто готов работать и готов жить, служить и работать мирно, довольствуясь тем, что им причитается, принимая Европу такой, какая она есть, без истребования каких-либо особых и ничем не оправданных прав для себя, как это происходит сегодня.
 
Иными словами, сегодня Европе нужен рабский труд. Только и всего. А для рабского труда нужен рабский порядок, лояльность и покорность в рядах рабов. Как это было во времена расцвета Римской Империи. Когда римлянами были все, пусть даже и не все были при этом римскими гражданами.

Николай Ю.Романов
----
P.S. (Д.А.Трифонову): Дмитрий Анатольевич, прошу вас учитывать следующее косвенное обстоятельство, указывающее на то, что информация в российских СМИ, мягко говоря, преувеличена на несколько порядков. Обратите внимание на совокупную величину квот на беженцев, которая утверждена Евросоюзом. Даже с учетом того, что в Европу бегут уже полтора года, - а не только "хлынули потоком" в последние несколько дней, как это представляют российские и отчасти западные СМИ, - данная величина не превышает 100.000 человек. С резервом пропорционального увеличения до 150.000 человек. На весь Евросоюз. На все его страны в совокупности. Более того, т.н. национальные квоты в рамках данных объемов на сегодняшний день выбраны менее чем на половину. Что закономерно ставит вопрос о том, что действительно ли в Европу сегодня бегут многие сотни тысяч человек, сметающие все на своем пути и пробивающие границы ? Речь идет в совокупности о нескольких десятках тысяч челвоек, снятых под удачными углами операторами СМИ, чтобы потом представить эту информацию выгодным образом для формирования общественного мнения. По сути, нет никакого сметающего все потока. Но есть информация об этом потоке, используемая правильным образом, и "заводящая" европейского обывателя. А вместе с ним и российского, уже отсчитывающего Европе последние дни существования. А на поверку ничего такого и близко нет. Если бы речь шла о квоте в миллион переселенцев, - да, имела бы место не критическая, но все-таки серьезная ситуация. А что такое 100.000 человек ? Это столько, сколько только лишь ведущие страны Евросоюза (а не весь ЕС) принимают за полтора года в обычном режиме. Так что не стоит преувеличивать трагедию и рассматривать ситуацию как нечто катастрофическое. В ЕС четко знают, кого и в каких количествах пускать, а также оставлять на своей территории. Но что самое главное, - в ЕС прекрасно знают, для чего эти люди им будут нужны на их территории. Собственно, о чем я и писал выше.
420
 0.00