Василий Сидорин

619.9
Россия, Москва

ТЕОРИЯ БОЛИ

douglas



Боль делится на два типа:


1. Физическую и 

2. Психическую. 


  • Существует четыре источника боли:  

  • 1. Ваше сознание, 

  • 2. Ваше тело, 

  • 3. Ваше окружение, 

  • 4. Поток информации. 

Боль возникает по факту Прямой или Обратной связи и всегда при вашем активном или пассивном участии! Психическая боль заразна и может передаваться средствами массовых коммуникаций или отдельным индивидом. 


Болью можно управлять!

В первую очередь нас интересует боль психическая! Она возникает в центральной нервной системе под влиянием воспринимаемой информации, из внешних источников или своего собственного сознания! Эмоции являются реакцией на ощущения - боли или удовольствия.

Когда болевые импульсы, возникшие в нервных окончаниях, достигают высших мозговых центров, они воспринимаются почти так же, как и другие формы информации, т.е. сенсорные импульсы от отдаленных нервных окончаний интегрируются с воспоминаниями, ожиданиями, эмоциями и мыслями, что обеспечивает полноту восприятия. Представление о боли как о простом сигнале тревоги, звучащем в мозгу, кажется верным только на первый взгляд. Современная точка зрения гораздо сложнее. В осознании интенсивности боли неизмеримо большее значение, чем степень физического повреждения, имеют эмоциональные аспекты травмы. Целостное восприятие боли зависит от эмоционального состояния и мыслительного процесса, координированных с идущими из очага повреждения болевыми сигналами. Как выяснилось, порог болевой чувствительности не имеет значительных возрастных различий, однако лабораторный анализ выявляет целый набор небольших вариаций в характере ответов на болевые раздражения. Отмечены также половые различия в переносимости боли. Мужчины в общем несколько лучше женщин переносят боль, вопреки расхожим представлениям, имеющим в виду родовые муки. В целом, однако, судить трудно, поскольку внешнее выражение боли часто обусловлено воспитанием. Кроме того, между пожилыми и молодыми, так же как и между мужчинами и женщинами, существуют различия в выражении реакций на боль даже при сходном воспитании. Отмечается значительное различие внешнего выражения боли у людей, принадлежащих к разным культурам. Европейцы, населяющие Средиземноморье, например, гораздо эмоциональнее и драматичнее реагируют на болевые раздражения, чем жители Северной Европы. Скандинавы, в противоположность южноевропейским народам, переносят боль стоически. В первобытных культурах наиболее важные ритуалы сопряжены с добровольным нанесением себе повреждений. Как правило, внешнее выражение боли при этом отсутствует. Например, у австралийских аборигенов юноши, по традиции, отмечают совершеннолетие особым ритуалом, включающим обрезание, нанесение многочисленных порезов на кожу груди и удаление двух зубов (центральных резцов верхней челюсти). От посвящаемого в мужчины юноши требуется полное отсутствие какой-либо реакции на боль. Антропологи могут привести множество таких примеров. Вероятно, человек, подвергаемый ритуальному увечью, на самом деле испытывает меньшую боль, однако скорее всего он просто подавляет внешние выражения страдания. В проявлении стоицизма при первобытных обрядах могут играть роль и эндорфины.

Наиболее систематизированное изложение психосоматической концепции боли содержится в работе Энгеля. Он обосновывает положение о том, что возможно существование боли «как чисто психического феномена», боли без болевой импульсации с периферии. Доказательства автора сводятся к следующим основным положениям.

1. Боль имеет сигнальное защитное значение, она предупреждает об угрозе повреждения или утраты части тела. В плане развития боль возникает всегда при наличии болевой импульсации с периферии. Психический механизм боли развивается в процессе филогенеза и онтогенеза на основе рефлекторного механизма. Но как только психический механизм боли возник, для ощущения боли уже не требуется периферического раздражения. И это определяется тем огромным значением, которое имеет боль в истории жизни индивидуума.

2. Боль — плач — утешение любимым человеком — устранение боли — вся эта цепь играет важную роль в становлении нежных любовных отношений и позволяет объяснить «сладкое удовольствие» от боли. Боль позволяет сблизиться с любимым человеком. Некоторые индивидуумы поступают таким образом, как будто боль стоит такой цены.

3. Боль — наказание. Боль наносится, если «я плохой». В этом случае она сигнал вины, а отсюда и важный посредник для искупления вины. Некоторые дети, так же как и взрослые, рады боли, если это приводит к прощению их и к соединению с любимым человеком. Если боль посредник для облегчения вины, то в какой-то степени здесь выступает и удовольствие от боли.

4. Боль рано сочетается с агрессивными стремлениями и стремлением к власти. В этом смысле боль хорошее средство для контроля за своими агрессивными тенденциями.

5. Существует определенная связь между болью и истинной или воображаемой потерей любимых лиц, в особенности если есть вина в агрессивных чувствах по отношению к этим лицам. Боль является в этих случаях средством психического искупления. Человек уменьшает чувство потери, испытывая боль в своем собственном теле. Он может заменить болью потерянное лицо.

6. Боль может сочетаться с половым чувством. На высоте полового возбуждения боль не только может быть нанесена, но и являться источником наслаждения. Когда это становится доминирующим, то говорят о мазохизме.

Некоторые люди в большей степени, чем другие, склонны использовать боль как психический феномен, независимо от того, имеет она или не имеет периферического компонента. Эти люди отличаются рядом особенностей, которые с учетом того, что уже говорилось выше, можно свести к следующему:

·         а) преобладание вины, при которой боль удовлетворительный способ успокоения;

·         б) мазохистические тенденции, склонность переносить боль, о чем свидетельствует большое число операций, повреждений — склонность к «выпрашиванию боли»;

·         в) сильные агрессивные тенденции, которые встречают отпор, и поэтому возникает боль;

·         г) развитие боли, когда какая-нибудь связь потеряна или под угрозой, когда боль — «замещение»;

·         д) локализация боли определяется бессознательной идентификацией с объектом любви; одно из двух: боль была у пациента, когда он находился в конфликте с объектом любви, или же это боль, которой страдал фактический или воображаемый объект любви.

Для восприятия боли используются две модели: 

(Keefe F. J., Lefebre J., 1994). Биологическая (медицинская) модель рассматривает боль как ощущение, в основе которого лежит повреждение ткани или органа, и является полезной для понимания механизмов острой боли. 

Согласно когнитивно-поведенческой модели, боль представляет собой не просто ощущение, а комплекс мультимодальных переживаний. При исследовании боли необходимо изучать не только ее сенсорные механизмы, но принимать во внимание когнитивные, аффективные и поведенческие характеристики, которые определяют переносимость пациентом боли, его болевое поведение и способность справляться с болевой проблемой (Keefe F. J. et al., 1994). Предполагают, что у пациентов с хроническими болевыми синдромами когнитивные оценки в значительной степени влияют на аффективные реакции и поведение, определяя физическую активность и адаптацию.Основное внимание при этом уделяется различным вариантам поведения (активным и пассивным) и когнитивным процессам (отношение к происходящему, надежды, ожидания и др.), которые могут не только поддерживать, но и усугублять болевую проблему (Keefe F. J. et al., 1982). Например, пациенты с хронической болью, имеющие негативные пессимистические ожидания в отношении своей болезни, часто убеждены в собственной беспомощности, не способны справиться со своей болью и контролировать себя. Такой тип когнитивной оценки может не только надолго «зафиксировать» болевую проблему, но привести к пассивному образу жизни и серьезной психо-социальной дезадаптации человека (Rudy T. F. et al., 1988; Turk D. C. et al., 1992). Кроме того, доказано, что когнитивные процессы могут оказывать непосредственное влияние на физиологию боли, вызывая повышение чувствительности болевых рецепторов, снижение активности антиноцицептивных систем, а также активацию вегетативных механизмов (Tyrer S. P., 1994; Вейн А.М., 1996).

Восприятие Боли: 

Люди плохо определяют источники своей боли: 

·         Ниже приведены вопросы, которые следует задать себе и которые могут помочь в дифференциальной диагностике органических и психогенных болевых синдромов:

·         Кто или что является источником боли?

·         Какая информация вызывает боль?

·         Можете-ли вы контролировать или управлять источником боли?

·         Можете-ли вы управлять своим восприятием и сознанием?

·         Что вы обычно делаете по отношению к источнику боли?

·         Когда впервые возникла Ваша боль?

·         Где Вы ощущаете боль?

·         При каких обстоятельствах появляется боль?

·         Насколько Ваша боль интенсивна?

·         Присутствует ли боль на протяжении всего дня?

·         Какие факторы: а) ухудшают боль; б) облегчают боль?

·         С тех пор, как у Вас впервые появилась боль, что Вы стали делать реже, а что чаще?

·         Влияет ли боль на ваше настроение и влияет ли настроение на Вашу боль?

·         Какой эффект оказывают лекарства на Вашу боль?

·         Как часто вы стали употреблять алкоголь, кофе, сигареты?


Роль семейных, культурологических и социальных факторов. К развитию хронического болевого синдрома могут предрасполагать семейные, социально-экономические и культурологические факторы, пережитые в прошлом жизненные события, а также особенности личности больного. В частности, специальный опрос пациентов с хроническими болевыми синдромами, показал, что их ближайшие родственники часто страдали от мучительных болей. В таких «болевых семьях» в нескольких поколениях может формироваться специфическая модель реагирования на боль (Ross D. M., Ross S. A., 1988). Показано, что у детей, родители которых часто жаловались на боль, чаще, чем в «неболевых» семьях, возникали различные болевые эпизоды (Robinson J. O. et al., 1990). Кроме того, дети, как правило, перенимали болевое поведение своих родителей. Доказано, что в семье, где один из супругов проявляет излишнюю заботу, вероятность возникновения у второго супруга болевых жалоб значимо выше, чем в обычных семьях (Flor H. et al., 1987). Та же закономерность прослеживается в отношении гиперопеки над детьми со стороны родителей. Пережитые в прошлом события, особенно физическое или сексуальное насилие, также могут иметь значение для возникновения в последующем болевого синдрома. Лица, занимающиеся тяжелым ручным трудом более подвержены развитию хронической боли, часто преувеличивают свои болевые проблемы, стремясь получить инвалидность или более легкую работу ( Waddel G. et al., 1989). Показано также, что чем ниже культурный и интеллектуальный уровень пациента, тем выше вероятность развития у него психогенных болевых синдромов и соматоформных расстройств. Все эти факты подтверждают важную роль семейных, культурологических и социальных факторов в развитии хронических болевых синдромов.


Роль особенностей личности. На протяжении многих лет в литературе ведется дискуссия о роли личностных особенностей индивидуума в развитии и течении болевых синдромов. Структура личности, которая формируется с детства и обусловлена генетическими и внешне-средовыми факторами, прежде всего, культурологическими и социальными, является в основном стабильной характеристикой, присущей каждому индивидууму и, в целом, сохраняет свое ядро после достижения зрелого возраста. Именно особенности личности определяют реакцию человека на боль и его болевое поведение, способность переносить болевые стимулы, спектр эмоциональных ощущений в ответ на боль и способы ее преодоления. Например, обнаружена достоверная корреляция между переносимостью боли (болевым порогом) и такими чертами личности, как интра- и экстравертированность и невротизация (невротизм) (Lynn R., Eysenk H. J., 1961; Gould R., 1986). Экстраверты во время болевых ощущений более ярко выражают свои эмоции и способны игнорировать болевые сенсорные воздействия. В то же время, невротичные и интравертированные (замкнутые) индивидуумы «страдают в тишине» и оказываются более чувствительными к любым болевым раздражителям. Аналогичные результаты получены у лиц с низкой и высокой гипнабельностью. Высокогипнабельные индивидуумы легче справлялись с болью, находя пути к ее преодолению гораздо быстрее, чем низкогипнабельные. Кроме того, люди, обладающие оптимистическим взглядом на жизнь, отличаются большей толерантностью к боли, чем пессимисты ( Taenzer P. et al., 1986). В одном из крупнейших исследований в этой области было показано, что для пациентов с хроническими болевыми синдромами характерны не только ипохондрические, демонстративные и депрессивные черты личности, но и зависимые, пассивно-агрессивные и мазохистские проявления (Fishbain D. A. et al., 1986). Было выдвинуто предположение, что здоровые индивидуумы, обладающие такими личностными особенностями, более склонны к развитию хронической боли.


Роль эмоциональных нарушений. Индивидуальные различия в реагировании пациентов на боль часто связывают с наличием у них эмоциональных нарушений, из которых наиболее часто встречается тревога. При изучении взаимоотношения между личностной тревожностью и степенью боли, возникающей в послеоперационном периоде, оказалось, что наиболее выраженные болевые ощущения после перенесенной операции наблюдались у тех пациентов, которые имели максимальные показатели личностной тревожности в предоперационном периоде (Taenzer P. et al., 1986). Моделирование острой тревоги нередко используется исследователями для изучения ее влияния на течение болевых синдромов. Любопытно, что увеличение тревоги не всегда влечет за собой нарастание боли. Острый дистресс, например страх, может в какой-то степени подавить болевые ощущения, возможно, посредством стимуляции высвобождения эндогенных опиоидов (Absi M. A., Rokke P. D., 1991). Тем не менее, тревога ожидания, нередко моделируемая в эксперименте (например, при угрозе удара током), вызывает объективное повышение болевой чувствительности, эмоциональной напряженности и ЧСС. Показано, что максимальные показатели боли и тревоги отмечаются у больных в конце периода ожидания. Известно также, что тревожные мысли «вокруг» собственно боли и ее очага повышают болевую перцепцию, в то время как тревога по любому другому поводу оказывает обратный, облегчающий, эффект на боль (McCaul K. D., Malott J. M., 1984; Mallow R. M. et al., 1989). Хорошо известно, что применение психологических релаксационных методик позволяет значительно снизить интенсивность болевых ощущений у пациентов с различными болевыми синдромами (Sanders S. H., 1979; Рябус М.В., 1998). В то же время, высокая тревога как ответ на острый эмоциональный дистресс может свести на нет достигнутый результат и вновь вызвать усиление боли (Mallow R. M. et al., 1989). Кроме того, высокая тревожность пациента отрицательно влияет на выбор им стратегий преодоления боли. Когнитивно-поведенческие методики оказываются более эффективными, если предварительно удается понизить у пациента уровень тревоги (McCracken L. M., Gross R. T., 1993).

Люди защищают и скрывают свою боль! 

Как это проявляется: 

1. Выброс агрессии на других людей (в словесной (вербальной) или в поведенческой форме). Скидывание агрессии на других людей может быть не только "дурной привычкой" и "педагогической запущенностью" у взрослого человека, но и парадоксальным образом свидетельствовать о скрытой неуверенности и скрытом чувстве вины.

2. Вытеснение – выталкивание из сознания болезненных воспоминаний и  чувств, импульсов глубоко в бессознательное. Человек просто «забыл», «не успел», «не сделал».  Так иногда некоторые изнасилованные женщины через несколько лет искренне "забывают" об этом происшествии.   

3. Отрицание – намеренное игнорирование болезненных реальностей и такое поведение, будто бы их не существует: «не заметил», «не услышал», «не увидел», "не срочно", "отложу на потом" и т.п. Человек игнорирует очевидную реальность и сочиняет для себя мнимую реальность, в которой неприятностей не существует. Например, главная героиня романа "Унесенные ветром" Скарлетт говорила себе: «Я подумаю об этом завтра».  

4. Формирование противоположных реакций – преувеличение одного эмоционального аспекта ситуации, чтобы с его помощью подавить противоположную эмоцию. Например быть предельно пунктуальным а на самом деле желание быть свободным со временем. Такое случается, например, при неврозе навязчивых состояний (обсессивно-компульсивный невроз). 

5. Трансфёр (перенос, перемещение) – смена объекта чувств (перенос с реального, но субъективно опасного объекта  на субъективно безопасный). Агрессивная реакция на сильного (например, на начальника) переносится  с сильного, которого наказать невозможно, на слабого (например, на женщину, ребенка, собаку и т.п.). (Японцы использовали эту психзащиту в изобретении кукол для биться, замещающих начальника). Возможен перенос не только агрессии, но и сексуального влечения или даже одновременно сексуального влечения и агрессии.  Типичный пример - перенос сексуального влечения и агрессии в адрес  психотерапевта, вместо выражения этих эмоций настоящему объекту, вызвавшему эти чувства.      

6. Обратное чувство – изменение импульса, превращение его из активного – в пассивный (и наоборот) – либо смена его направления (на себя с другого, или на другого с себя), например, садизм – может перейти в мазохизм, или мазохизм – в садизм.

7. Подавление (например, при страхах и фобиях) - ограничение мыслей или действий для того, чтобы избежать тех из них, которые могут вызвать тревогу, страхи. Эта психзащита порождает различные персональные ритуалы (амулет на экзамен, определенная одежда для уверенности в себе и прочее). 

8. Подражание (идентификация с агрессором) – имитация того, что понимается как агрессивная манера внешнего авторитета. Критика детьми своих родителей в их же агрессивной манере. Подражание поведению своего начальника дома со своей семьей.  

9. Аскетизм – отказ себе в удовольствиях с видом собственного превосходства.  

10. Рационализация, (интеллектуализация) – излишнее умствование как способ переживания конфликтов, долгое обсуждение (без переживания аффекта, связанного с конфликтом), «рациональное» объяснение причин произошедшего, на самом деле не имеющее ничего общего с рациональным объяснением.

11. Изоляция аффекта –  почти полное подавление чувств, связанных с какой–то определённой мыслью.

12.  Регрессия – психологическое возвращение в ранний возраст (плач, беспомощность, курение, алкоголь и прочие инфантильные реакции)  

13. Сублимация – перевод одного вида психической энергии в другой: секс – в творчество; агрессия – в политическую активность.

14. Расщепление – неадекватное разделение позитивного и негативного в оценках себя и других, внутреннего мира и внешней ситуации. Часто происходит резкая смена «+» и «-» оценок себя и других, оценки становятся нереалистичными и нетвёрдыми. Часто они противоположны, но существуют параллельно. "С одной стороны, конечно,... а с другой стороны, несомненно, ..."  

15. Девальвация – сведение важного до минимума и презрительное отрицание этого. Например, отрицание любви. 

16. Примитивная идеализация – преувеличение силы и престижа другого человека.  Так создаются кумиры. 

17. Всемогущество – преувеличение собственной силы. Бахвальство своими связями, влиятельными знакомыми и т.п.  

18. Проекция – наделение своими собственными психологическими особенностями другого человека. Приписывание другому собственных желаний, эмоций и т.п. Например: "Сейчас любой готов за деньги и власть пройти по трупам!" 

19. Проективная идентификация – проекция на другого, над которым человек затем пытается установить контроль. Например, проекция своей враждебности на других и ожидание того же с их стороны.  

20. Репрессия – подавление желаний (своих или чужих).  

21. Эскапизм – избегание болезненной ситуации. Это может проявляться буквально, т.е. поведенчески человек может физически убегать из ситуации (от общения, от встречи), а может косвенно – избегать определенных тем разговора.

22. Аутизм – глубокий уход в себя (выход из «жизненной игры»).  

23. Реактивное образование – замена поведения, или чувства на противоположное поведение или чувство как реакция на сильнейший стресс.  

24. Интроекция – некритичное усваивание чужих убеждений и установок.  

25. Фанатизм – воображаемое слияние желаемого  и действительного. 


Более подробно:  УПРАВЛЕНИЕ ГНЕВОМ И БОЛЬЮ

Василий Сидорин21 января 2012
1315
 9.27